?

Log in

No account? Create an account
Пограничная застава "Залив Креста"
Автор
tuzemetc2




Грустные ивы склонились к пруду, месяц плывёт над водой. Там у границы стоял на посту ночью боец молодой. В тёмную ночь он не спал не дремал, землю родную берёг. В чаще лесной он шаги услыхал и с автоматом залёг... Трудно держаться бойцу одному, трудно атаку отбить. Вот и пришлось на рассвете ему голову честно сложить...

Эту песня, в далёком детстве, пела мне мама. Когда я её слушал, в моём воображении, как в кино, возникали повисшие над озером ветви деревьев, яркая луна, отражённая на тихой воде, тени врагов крадущихся в лесной чаще и конечно, молодой боец-пограничник, который «голову честно сложил» - погиб от осколка разорвавшегося снаряда.
Слёзы сами текли по моим щекам. Я слушал грустную песню и не мог понять: «Мама, ну почему его убили? За что? Ведь он нашу Родину защищал!» каждый раз расстраивался я.
Мне и в самом деле было не всё понятно в этой странной взрослой жизни, но больше всего жалко солдата, бойца, пограничника, молодого, стройного, в зелёной красивой форме и конечно с автоматом в руках. Автомат ему нужен для того чтобы защищать меня и маму от врагов, тех самых, что крадутся темными ночами по лесам и хотят начать новую войну.
Кто такие пограничники я уже знал. Был у них в гостях на погранзаставе. Видел их в нашем клубе на праздничных концертах. На площади посёлка, когда стреляли из автоматов в небо салют в честь Дня Победы. Начальником погранзаставы был папа моего друга. Серёжка Елисеев ходил с нами в детский сад. Его папу так и звали – капитан Елисеев.
А позже, когда пошёл в школу, я узнал о героях-пограничниках Брестской крепости, о легендарном Никите Карацупа и его верном друге и помощнике Ингусе. Книги о войне, о её героях читала нам на уроках Анна Фоминична, моя первая учительница.
Разные времена, разные герои.
На память о службе на пограничной заставе "Залив Креста".
Первый слева в первом ряду старшина погранзаставы Геннадий Шпак.
Сегодня, в День пограничника, я вспоминаю о моём детском отношении к людям, в зелёной форме которые, первыми принимают удар на себя.
Местность, где мы живём, и сегодня имеет статус пограничной зоны. А в те времена каждый знал – рядом государственная граница, и она на замке! Замком этим была пограничная застава. Сегодняшние дети, наверное, даже и не знают об этом.
А много лет тому назад, за высоким зелёным забором была казарма, а за ней: окопы, блиндажи, пограничный столб и щит, у которого пограничники читали присягу, заряжали автоматы и уходили в пограничный дозор.
В приземлившийся самолёт, первыми заходили пограничники:
- «Граждане пассажиры, прошу предъявить документы!» отдавая честь, обращался старший группы, после чего каждый прилетевший предъявлял свой паспорт и только после внимательного взгляда пограничника мог покинуть самолёт и ступить на чукотскую землю.
Здесь, на заставе, проходили срочную службу молодые бойцы пограничники. Мы часто видели, как они совершали марш-броски с полным боекомплектом по автодороге на седьмой километр и обратно. Патрулировали побережье залива. Проверяли документы на пропускном пункте у всех выезжающих за пределы посёлка. Служили пограничники три года. В разное время пограничную заставу возглавляли разные люди. Фамилии некоторых я помню и сегодня: Елисеев, Абаев, Сучков.
Однажды к нам на урок, вместе с Анной Фоминичной пришёл пограничник и, приложив руку к козырьку своей зелёной фуражки, представился: «Сержант Боборыкин». Он был стройный, в красивой пограничной форме. Весь урок сержант рассказывал нам о нелёгкой, но почётной службе в погранвойсках, а в конце своего рассказа вдруг задал вопрос, кто из нас хочет стать пограничником? Ну и спросил! Поднялся лес рук. «Меня, меня запишите!» наперебой кричали мальчишки.
- «Ну, тогда приходите!» улыбнувшись сказал сержант Боборыкин.
- «Мы научим вас приёмам самбо, стрелять из автомата. Вы узнаете, как обращаться с радиостанцией. Как бросать настоящую гранату».
Сержант Боборыкин сказал нам, в какие дни, и в какое время, мы будем приходить на погранзаставу. Записал что-то в свою тетрадь и, попрощавшись, вышел из класса.
С тех пор у нас началась новая, интересная жизнь! В маленьком спортзале погранзаставы, сержант Боборыкин, показывал нам приёмы боевого самбо. Как надо защищаться от ножа. Удар сверху. Удар снизу. Как нужно выбивать из рук врага пистолет. И так здорово у него получалось! Мастерски выбитый одним движением деревянный нож вылетал из моей руки, а я сам, уже лежал на матах. Деревянный пистолет, покрашенный чёрной краской, также улетал куда-то в сторону. На других занятиях нас учили, как нужно разбирать и собирать автомат «Калашникова». Крышка ствольной коробки, возвратный механизм, затворная рама, газовый поршень и все эти детали можно было потрогать, взять в руки, и даже самим разбирать и собирать автомат! Всё по-настоящему! Скоро мы узнали, и о том, что гранаты бываю оборонительные и наступательные. А на следующих занятиях нам показали и даже разрешили самим настроить на рабочую частоту радиостанцию РСО-5. Тумблер грубой настройки, ручка плавной подстройки, смотришь через увеличительное стекло на шкалу и настраиваешь нужную частоту.
Однажды, один из нас, схватил гарнитуру радиостанции (так называется микрофон с наушниками), одел себе на голову, нажал на тонгенту, это кнопка такая у микрофона, и сказал: «Морда, морда, я кулак иду на сближение…» и тут же получил подзатыльник от сержанта Боборыкина.
- «Прекрати болтовню! Это называется нарушение правил радиообмена!» разгневанно прикрикнул на него сержант. Мы тут же все притихли, а то выгонит ещё.
Наступили летние каникулы. Мы приходили на заставу безо всякого расписания, потому что мы теперь не просто гости, а Юные Друзья Пограничников! На территории погранзаставы был небольшой полигон. Здесь вырыты рвы, окопы. Колючая проволока, под которой нас учили ползать по-пластунски. А однажды нам разрешили подняться на пограничную вышку и даже посмотреть в прибор оптического наблюдения. Так здорово! Пограничники рассказывали нам всякие истории про шпионов, и мы слушали их затаив дыхание.
А ещё, нам сказали, что каждый из нас должен уметь пользоваться фотоаппаратом. Надо научиться фотографировать, особенно если мы увидим, что ни будь подозрительное. И вот однажды, Женька мне сказал, что к ним в гости приходил какой-то странный, незнакомый человек, у которого один глаз совсем не похож на настоящий. До этого дня, этого человека в посёлке никто никогда не видел. Кто он такой и зачем здесь оказался? А вдруг он шпион? Всякое может быть! Надо бы точнее узнать, кто он, откуда, и зачем приехал в наш посёлок.
Но ведь не подойдёшь к «шпиону» и не спросишь у него напрямую шпион он или нет? И мы установили за ним слежку, наружное наблюдение. Чтобы он не догадался, мы меняли друг друга, и попадались ему на глаза как будто случайно. Когда наш «шпион» проходил мимо школы, мы с Вовкой вышли из-за угла и пристроившись шли у него за спиной. Тем временем, Сашка с Генкой отстали от него, и пошли в другом направлении. Всё получалось как будто бы случайно. Этого «шпиона» мы с Вовкой увидели впервые. На ногах у него были высокие, чёрные, кожаные сапоги с ремешками. Одет он был в коричневое пальто. На голове каракулевая шапка с подвязанными ушами. Был он какой-то неуклюжий и весь такой подозрительный. Шёл он, как-то не торопясь, словно гуляючи. Все люди как люди, кто на работе, кто в школе, кто дома, а этот гуляет в рабочее время. Разве это не подозрительно? Ему что, делать нечего? Соблюдая дистанцию, мы подошли к нашему клубу. За клубом, мужчина зачем-то стал подниматься на сопку. Мы уже не могли преследовать его вплотную, и чтобы он не догадался, увеличили расстояние между нами. Поднявшись на склон, мужчина повернулся в сторону посёлка и стал внимательно рассматривать панораму, открывшуюся перед ним.
- «Что это он разглядывает?» - спросил я.
- «Как это, что?» шепотом отозвался Вовка - «Выискивает важные объекты!»
- «Точно!»
И тут мы вспомнили, ведь Женька говорил, что у него один глаз похож на стеклянный. А что, если вместо глаза у него фотоаппарат? Маленький такой, шпионский фотоаппарат? Он вставляет его вместо глаза и тайно фотографирует. Что если он так выполняет своё шпионское задание? Ведь со склона сопки хорошо видны все наши дома, морской порт, автобазу, аэропорт на пятом километре и даже погранзаставу!
- «Точно шпион!» - прошептал Вовка.
Всё это время мы лежали на снегу под колёсами автомашины и, затаив дыхание, следили за незнакомцем. Вот он, повернув головой слева направо, ещё раз оглядел весь посёлок, достал из кармана платок, вытер им лицо.
- «Объектив запотел. Протирает!»
Всё! Надо идти на заставу, чтобы рассказать обо всём пограничникам! Но посоветовавшись, на заставу мы не пошли, потому что у нас ещё не было достаточных улик. Сначала надо собрать доказательства! Мы решили, что для убедительности, надо бы сфотографировать незнакомца.
Вечером Женька нам сказал, что наш «шпион» снова пришёл в барак, где они живут, и поселился в соседней квартире. Дверь Женькиной квартиры, была почти напротив двери незнакомца, которая открывалась со страшным скрипом, и Женька мог слышать, когда тот приходил и уходил из дома.
На следующий день, мы собрались на совет, и Женька рассказал, что незнакомец рано утром вышел из барака и с большим коричневым чемоданом пошёл в сторону автобазы. Автобаза была недалеко, и мы сразу отправили туда первую группу наблюдения. Когда наш дозор уже подходил к проходной, им навстречу неожиданно вышел «шпион» с чемоданом в руке, и быстро пошёл в сторону почты. Столкнувшись с объектом наблюдения, дозорные сразу же спалились и больше не могли идти за ним. Следующим был Серёга. Но Серёга не знал «шпиона» в лицо, потому что только подошёл, и мы наперебой стали объяснять ему приметы и внешний вид подозреваемого.
- «Смотри ему прямо в лицо, когда он говорит или улыбается. Если у него золотые зубы и стеклянный глаз – это он! Понял?»
- «Понял!» кивнул Серёга и поспешил в здание почты, на стене которого, рядом с дверью, висел огромный синий почтовый ящик с большим круглым гербом и белыми буквами «ПОЧТА».
Серёга скрылся за дверью. Мы стояли в сторонке через дорогу и с нетерпением ожидали, что же будет и как нам действовать дальше.
Главная наша задача состояла в том, чтобы сфотографировать незнакомца, и обязательно сегодня, сейчас, пока он никуда не уехал со своим чемоданом. Но ведь сделать это надо тайно, так чтобы он ничего не знал!
Ждать пришлось не долго. Дверь почты отворилась, из неё выбежал Серёга, пробежал под почтовым ящиком, завернул за угол и исчез. Большая чёрная дверь снова отворилась. Появился незнакомец с чемоданом в руке. Посмотрел по сторонам, заглянул за угол, где скрылся Серёга, и направился в сторону автобазы. Я и Сашка по параллельной улице двинулись за ним. Незнакомец прошёл через проходную автобазы и направился к автомашинам с длинными прицепами, выше бортов гружёными углём готовые к выезду. Прячась за колёсами автомобилей, пригибаясь, чуть ли не ползком мы двинулись за ним. В автобазе было много разной техники, и нам не представляло труда, скрытно следить за незнакомцем. Подкравшись на довольно близкое расстояние, мы хорошо видели всё, что было дальше.
Из кабины автомобиля, вышел шофёр и показал рукой на прицеп. В следующий момент, взявшись руками за борт, подтянувшись и оттолкнувшись ногой от колеса, «шпион» неуклюже перевалился через борт и оказался на горе чёрного угля в кузове прицепа. Шофёр подал ему чемодан и верёвку, и тот стал привязывать свой чемодан к боту грузовика. Всё это время Сашка переводил затвор своего фотоаппарата и нажимал на кнопку затвора. Щёлк. Клац, раздавалось в фотоаппарате.
Новенькую «Смену», совсем недавно, родители подарили Сашке в день рождения, и теперь он учился им фотографировать. Незнакомец собрался на Иультин! Наверное, он хочет скрыться! Но теперь ему никуда не деться! Опознав по фотографиям, рано или поздно, пограничники его поймают! Надо скорее бежать на погранзаставу и передать им кассету с фотоплёнкой. А что не видно на фотографиях, мы сами им подробно расскажем. Про стеклянный глаз, который на самом деле шпионский фотоаппарат. О том, как он фотографировал стратегические объекты со склона сопки. И тут мы вспомнили про Серёгу. А Серёга стоял напротив магазина «Улыбка» и с нетерпением ждал нас.
Мы сразу сообщили ему, что задание выполнили, и теперь, надо спешить на заставу. А по дороге, Серёга быстро рассказал, как он, войдя на почту, подошёл к мужчине и напрямую спросил:
- «Дяденька, покажите ваши зубы!»
- «Чего?!» - удивился незнакомец. Поставил на пол чемодан и отвесил Серёге увесистую оплеуху! Серёга сразу всё понял, пулей вылетел на улицу, завернув за угол, и дал дёру.
Так мы дошли до погранзаставы. К нам вышел дневальный с повязкой на рукаве гимнастёрки. Мы попросили позвать сержанта Боборыкина, но его на заставе не оказалось. Тогда, не зная как поступить, мы всё рассказали дневальному. Пограничник внимательно нас выслушал и сказал: «Давайте вашу фотоплёнку!». Сашка вытащил кассету из фотоаппарата и передал её пограничнику. «Спасибо!», сказал дневальный, повернулся к нам спиной и пошёл в казарму.
Только к вечеру, с чувством исполненного долга, мы разошлись по домам.
А на следующий день, на погранзаставе, к нам вышел другой незнакомый пограничник и сказал, что никакие фотографии не получились, потому что плёнка оказалась засвеченной. Разве такое, может быть? А вдруг, там оказались секретные снимки и от нас решили скрыть правду? Мы хотели встретиться с сержантом Боборыкиным, но он к нам почему-то не выходил. Так мы ничего и не узнали.
Позже выяснилось, что сержант Боборыкин и все наши знакомые друзья пограничники демобилизовались и уехали домой по окончании службы. А на заставе появились новые, незнакомые нам люди в зелёной форме. Больше нас не пускали на погранзаставу и даже в гости перестали приглашать.
Много лет прошло с той поры. Может быть, кто-то из моих друзей стал настоящим пограничником, военным или даже генералом. А может быть, и нет. Только я уверенно могу сказать, что пограничники – самые смелые, самые мужественные и отважные люди, охраняющие границы нашего государства от острова Ратманова до Калининграда.
На западе и на востоке, на юге и на севере, в море, в воздухе и на земле защитят нас доблестные воины пограничники! Поздравляю вас с Днём пограничных войск России! С Днём пограничника!

28 мая 2018 год

Пограничник Валерий Петухов отправляет пограничный наряд в дозор.

Новый проект
Автор
tuzemetc2
Свой стиль Эгвекинот

Историческая справка.

Посёлок Эгвекинот основан 16 июля 1946 года. Согласно одной из версий о происхождении названия местности, слово Эгвекинот переводится с чукотского языка как – острая, высокая, твёрдая земля (топонимический словарь В.В. Леонтьева)
Сам посёлок разместился в уютном, живописном уголке природы на берегу залива Креста. Географическое название заливу присвоено командором Витусом Берингом во время Первой Камчатской экспедиции 1 августа 1728 года, а назван он в честь православного праздника Воздвижения Животворящего Креста Господня по церковному календарю.
Посёлок Эгвекинот является административным центром городского округа Эгвекинот.



Достопримечательности.

Достопримечательности района можно разделить на три группы:
исторические, географические, геральдические.

Исторические:

  1. 1 августа 1728 года открыт и назван залив Святого Креста.

  2. 16 июля 1946 года основан посёлок Эгвекинот.


Географические:

 Залив Креста открыт 1 августа 1728 года.

  1. Точка пересечения Полярного круга на 24 км.

  2. Географическая точка пересечения Полярный круг 66 33 и 180 Меридиан.

  3. Река Амгуэма.

  4. Гора Матачингай высота 1463 метра над уровнем моря.

  5. Телеакайская роща.


Населённые пункты городского округа Эгвекинот.


  1. Эгвекинот.

  2. Иультин.

  3. Мыс Шмидта.

  4. Амгуэма.

  5. Конергино.

  6. Уэлькаль.

  7. Ванкарем.

  8. Нутепельмен.

  9. Рыркайпий.


Каждому историческому событию, географической точке, природному памятнику, населённому пункту разработать идентификационную символику: знак, эмблему, вымпел, герб для чего объявить конкурс среди населения.
Художественному совету отобрать лучшие из предложений, а профессиональному художнику оформить знаки-символы единым стилем в соответствии с заданными условиями и техническими параметрами.

Перечень возможных тем для создания знаков:


  1. Знак. «Залив Св. Креста» 1 августа 1728 года пакетбот Св. Гавриил.

  2. Знак. «Эгвекинот Основан 16 июля 1946г.»

  3. Знак. «Полярный круг» на 24 км.

  4. Знак. Географическая точка пересечения Полярный круг 66 33 и 180 Меридиан

  5. Знак 5км. Аэропорт «Залив Креста» памятник вертолёту Ми-4

  6. Знак. «Городской округ Эгвекинот» - туристический Центр Чукотки.

  7. Знак. «АлСиб» самолёт

  8. Знак. «Эгвекинотский краеведческий музей»

  9. Знак. Горнолыжный, спортивный комплекс. «Лыжи. Снежинка»

  10. Знак 0 км. «Морской порт «Эгвекинот» Якорь.

  11. Знак. «Телеакайская роща» уникальный памятник природы.

  12. Знак. «Гора Матачингай» 1463 метра.

  13. Знак. «Кристалл» друза кварца. Как символ горнодобывающей промышленности.

  14. Знак. «село Амгуэма» 91 км. (Яранга. Чир. Голец. Хариус.)

  15. Знак. «село Уэлькаль» (Яранга. Кит. Корюшка.)

  16. Знак. «село Рыркайпий» (Яранга. Морж)

  17. Знак. «село Ванкарем»

  18. Знак «село Нутепельмен»

  19. Знак. «село Конергино» (Яранга. Олень.)

  20. Знак. «Мыс Шмидта» (Белый медведь. Ледокол «Челюскин»)




Разработать техническое задание для изготовления технологичной конструкции, несущего основания знака.
Несущее основание должно представлять собой вертикальную металлическую конструкцию высотой 9-12 метров от уровня поверхности грунта, смонтированную на бетонном основании, устойчивую к ветровым нагрузкам, воздействию температур и другим атмосферным явлениям.
Таким основанием могут быть вертикальные стойки, выполненные из полого стального квадрата размером 100 на 100 мм. (необходимо провести расчёты физических нагрузок) покрытые отливом алюминиевого сплава с рельефным тиснением под бутовый камень, обработанные гальваническим способом под цвет медной патины.


Перпендикулярно вертикальным стойкам, посредством усиленных крепёжных деталей  (металлические скобы, резьбовые болтовые соединительные узлы), крепятся горизонтальные несущие балки размером 60 на 80 мм. (необходимо произвести расчёты физических нагрузок) изготовленные таким же способом как и вертикальные (полый стальной квадрат покрытый отливом алюминиевого сплава.
Своей формой несущая конструкция представляет православный крест укрепленный косыми дугами символизирующие паруса.
На горизонтальные и вертикальные балки крепятся детали художественного литья заданной смысловой нагрузки: буквы, символы, знаки, выполненные в виде алюминиевой отливки металлизированных гальваническим способом под цвет медной патины разных оттенков.
Проект конструкции оснований можно заказать в конструкторском отделе завода изготовителя стальных конструкций, согласно техническим условиям и заданию заказчика.





Автор проекта: Бережной Н.И.
п. Эгвекинот    15 мая 2016г.

На память о Чукотке
Автор
tuzemetc2
Старый винчестер.
«Trade mark 1879»



Ночью моросил мелкий, противный дождь. Я вышел из балка. Туман тихо и безмятежно висел ниже середины сопок. На противоположной стороне галечной косы, под плотным одеялом серого тумана, плавно поднималась и опускалась тёмно-зелёная поверхность воды. Море дышало.
Осмотрев прилегающее пространство, вернулся в балок. Затопил печь. Привёл в порядок постель. Свернул спальный мешок. Собрал ещё тёплые ватные куртки на нарах. Подмёл дощатый, обитый жестяными заплатками пол. На палубе, должен быть порядок!
К утру морось прекратилась. Сквозь туман местами пробивалось солнце. За водой идти метров сто пятьдесят. Чистейшей пробы вода, пройдя сквозь толщу скальных пород, обогатилась нужными минералами, впитав в себя аромат букета трав и кореньев, журча, стекала по краю скалы, наполняя мой котелок.
На завтрак, остатки, дикой утки, запутавшейся вчера в сети. Тушёное мясо молодой гаги со свежей картошкой и чесночком, мечта каждого охотника! Жареная голова кижуча размером на всю сковороду. Крепкий, сладкий чай. Хлеб с маслом, икра пятиминутка, смешанная в миске с мелко нашинкованным зелёным диким луком. Как говорится, красиво жить не запретишь!
Когда вернутся мои друзья, сказать сложно. Если вчера не пришли, значит – дело дрянь! Случилось что-то серьёзное. Скорее всего, проблемы с «Вихрем». Есть и другие предположения, но об этом думать не хочется. Никто из них, ни падкий на водку, и ничего непредвиденного произойти, как будто, не должно хотя, исключать ничего нельзя.
Всё необходимое для жизни у меня есть. Балок, печь, дрова, уголь. Спички, соль. Даже карабин на случай визита непрошеного гостя. Один такой вчера уже приходил. Вечером по отливу. Протопал через всю лагуну, но близко к балку подходить не стал. Да и слава богу! Не хотелось бы мне подобных приключений.
Вышел на улицу. Ватные клочья тумана, обнимая каменистые серые склоны сопок, из последних сил, желая удержаться, цеплялись рваными краями за чёрные клыки неприступных скал похожих на сказочные замки, а над головой уже прояснялось высокое голубое небо. С первыми лучами солнца, пробившимися сквозь туман, потеплело. Бисером засверкала роса на траве. Заиграла зелень кустарника поодаль в тундре. Защебетали, засуетились мелкие, юркие птахи. Начался дневной прогрев. Тундра ожила. Закипела жизнь. Настроение улучшилось. Судя по всему, день обещает быть летним и приветливым!
Почистил от травы и прочего мусора сеть, растянутую со вчерашнего вечера на галечном берегу. Наломал топором дров из плавника. Вымыл посуду. Всё. Свободен! Можно пойти погулять. Когда ещё представится возможность осмотреть окрестности. В этих местах я первый раз. Пройдусь налегке вверх по ручью. Поднимусь на правую сторону поймы реки. На обратном пути пройду по склону сопок. Загляну в два, три распадка. Проведу разведку на предмет наличия грибов. Их здесь должно быть не меряно!
Так спланировал я свою дневную прогулку. Если всё будет нормально, часам к шести, или семи вернусь на базу. Если лодка с друзьями придёт, я всегда услышу её или увижу. Море и долина передо мной как на ладони.
Пакуемся. Несколько ломтиков жареной рыбы в пакет. Пакет в ведро. Туда же хлеб. Кружку. Флягу со сладким чаем. Ведро в рюкзак. Спички в карман. Бинокль. Нож на пояс. Болотные сапоги. Карабин. Закрыл дверь снаружи. Осмотрелся. Всё. Пока отлив, можно сократить расстояние, пройдя по дну лагуны на другую сторону.
Дно лагуны почти ровное, твёрдое, в основном из мелкого щебня, покрытого тёмно зелёной тиной. На пути попадались грязевые лужи, которые я предпочёл обойти. Речка, каких здесь много, несёт свой горный поток из верховья долины. Перед впадением в залив она рассыпается на множество мелких ручейков. Самый полноводный и глубокий из них подмыл правый, обрывистый берег. Поднявшись по песчаному, крутому склону, я оказался на ровном плоскогорье. Идти по такому плато – просто удовольствие! Сверху видно, как по всему руслу реки, зеленеют густые заросли кустарника, уходящие в верховья незнакомой долины. Должно быть, там обитает настоящее заячье царство. Зайцы любят такие места. Еды вдоволь, легко укрыться в зарослях от потенциального врага.
Километра через три, повернул к подножию сопок. На склонах, как ожидалось, краснеют шляпы грибов. Маленькие, большие, молоденькие, ярко красные огоньки, а рядом забуревшие шляпы старых подосиновиков. Пока не беру. Далеко нести придётся. Вот только перейду через распадок на другой склон, там и начну собирать. Брать буду только молодые плотные грибы. Они лучше сохранятся, и если повезёт, довезу домой, замариную на зиму. Так и шёл, рассуждая про себя. Куда не кинешь взгляд, по всему склону блестят на солнце грибные шляпы. Как жаль, что ни у кого из нас нет кинокамеры. Удовольствие, не из дешёвых, но я давно мечтаю купить шестнадцати миллиметровую «Красногорск 3». Каких красот можно было бы наснимать!
Углубляюсь по склону в распадок, поднимаюсь на очередной холм. Ух, ты…! Что это? Кажется, нечто подобное я видел на фотографиях. Так чукчи раньше хоронили своих умерших сородичей. Умер человек в тундре. Положили его на бугорке. Тело обложили крупными камнями по окружности. Рядом с телом оставляли личные вещи, ушедшего в мир иной, которыми человек пользовался при жизни. Обычно это: нож, кружка, оружие. Пройдёт зима, лето, тело истлеет, а его останки растащат по всей тундре дикие животные: волки, лисы, песцы. Останется только овал из камней и вещи, которые принадлежали умершему человеку. Это и будет ему памятником.
Кажется, я набрёл именно на такое место. Никаких признаков: ни одежды, ни останков человеческого тела давно уже нет. Только выложенный на бугорке каменный эллипс, внутри которого лежит старое, ржавое ружьё. Беру в руки. Да это не простое ружьё! Американский винчестер! Вот это да! Вот это находка! Интересно, сколько же лет он здесь лежит? Скорей всего не один десяток! Такого оружия я ещё никогда не видел. Даже у чукчей, когда работал в оленеводческой бригаде. Надо посмотреть внимательнее. Вдруг ещё что ни будь, найду. Так и есть. Металлическая трубка, свёрнутая из тонкого листа ржавого железа. На трубке нанесён чукотский орнамент. Несколько прямых линий в виде ёлочки. Трубка чуть толще диаметра карандаша, длинной сантиметров пять-шесть, открытая с двух сторон. Может быть мундштук? Или пенал для хранения рыболовных крючков, швейных игл.
Да! Не каждый день дарит такие находки! Самое время сделать привал. Вот и место, располагающее к отдыху. Сухой бугорок, плоский камень, рядом задорно журчит ручеёк. Устроившись по удобнее, открываю рюкзак, достаю сухой паёк. Августовский день в полном разгаре. Видимость до горизонта. Ясно. Ветра нет. Жу-у-у-У…. прогудел пролетающий мимо шмель.
Перекусил. Чай ещё сохранил тепло утреннего огня. Принялся рассматривать интересную находку. Ствол винчестера шестигранный. Деревянный выцветший приклад. Снизу, под ствольной коробкой скоба для перезарядки патронов. Скоба намертво прикипела ржавчиной к внутренностям механизма коробки. Сверху на стволе просматриваются буквы латинского алфавита: «Trade mark 1879»
Ого! В этом году находке ровно сто лет! Подумать только! Сто лет назад этот винчестер изготовили в Америке. Потом много раз его продавали, покупали. Каким образом он попал на Чукотку? Возможно, обменяли на шкуры песца. Кем были его хозяева? Сколько пуль из него выпущено. Сколько жертв оказалось на его пути. Ведь это же целая история! Не каждый человек может похвастаться такими приключениями. И ведь они ещё не окончились! Эх, если бы в нашем посёлке был музей. Да вот только местная администрация не очень оптимистично относится к такой идее. Я даже в Анадырь писал по этому вопросу. Ответ был неожиданным и категоричным: «Краеведческий музей должен быть только в столице Чукотки, в городе Анадырь». Точка. Почему, недоумевал я. Почему не может быть музея в Эгвекиноте? И пошёл я искать ответ в поселковый совет. Там меня выслушали и сказали как то неопределённо, что этот вопрос пока не актуален. Посмотри, в каком здании у нас поселковый совет размещается, а ты хочешь музей. Для музея надо специальное помещение изыскивать!
Ну да! Конечно надо! Только кому этот вопрос решать коли не вам, работникам администрации посёлка. Так, пригревшись на солнце, размышлял я, разглядывая свои находки.
Со стороны моря послышался звук лодочного мотора. Вдоль берега, в направлении нашей стоянки, оставляя за собой след на воде, появилась моторная лодка. Скорее всего, наша «Казанка». Пора идти, а то станут искать.
Искать меня никто не собирался. Ребята уже затопили печь, чтобы просушить намокшую одежду. На столе стояли две открытые банки тушёнки, порезанная луковица и початая бутылка «Столичной». Они, конечно, догадались, что я, где то рядом. Скорее всего, пошёл собирать грибы. Первым делом стали рассматривать находку. Не то чтобы завидовали, но проявляли явно мужской интерес к оружию.
«Ну и что ты будешь с ним делать?»
«Дома на стену повешу, а когда будет музей в посёлке, подарю музею!»
«А когда он будет?»
«Не знаю. В поссовете сказали, что нет у них помещения под музей.
Допили оставшуюся водку. На ночь решили поставить сеть, чтобы поймать немного горбуши.
«Где то в этом районе менты шарахаются, предупреждающе вспомнил Валерка. Надо быть поосторожнее. Если что, сетку из воды, икру с кастрюлей под берег в песок закапать»
Месяц назад, у нас уже были неприятности с рыб инспекцией. Кажется, наше дело передали в суд. Думать об этом не хочется. От таких мыслей, настроение у меня сразу портилось.
После летних событий на «Старом аэродроме», меня охватывает жуткий страх, если со стороны моря слышался звук чужого, лодочного мотора. Ещё хуже, когда неожиданно, низко над берегом, появлялся вертолёт Ми-8. В такие минуты, у меня возникает паническое желание бросить: лодку, сети. Одеть, на спину рюкзак, и бежать, бежать подальше от берега в тундру, в сопки, чтобы никто тебя не догнал и не нашёл.
А если разобраться – да какие мы браконьеры! Ну, поймали сотню, другую хвостов за весь сезон. Это что, большой ущерб нанесли природе? Обокрали казну своего государства? Ведь если бы можно было приобрести разрешительный билет на вылов рыбы или, как говорят – лицензию, у нас бы не было проблем. Так ведь нет у нас такой возможности. Живём на берегу. Отцы наши всю жизнь рыбу в море ловили, и никто им этого делать не запрещал. А пойдите в наши магазины. Разве в них можно купить свежевыловленную рыбу? Нет! Обидно, как то получается. Живём на берегу моря, а свежей рыбы, не видим. Вот и приходится идти на злостные нарушения закона! Всё это очень напоминает, какую-то странную, азартную игру, «кто кого перехитрит»! Мы, молодые здоровые мужики, родившиеся и живущие на Чукотке, или государство в лице инспектора рыбоохраны, наделённого всеми властными полномочиями. Только игра эта, для нас вынужденная, искусственно навязанная обстоятельствами. Мы совершенно не желаем нарушать законы. Это инстинкт мужчины-охотника, живущий в каждом из нас, гонит нас в море, в горы, в тундру за приключениями, за очередной порцией адреналина!
Вечерело. Солнце спряталось за сопку. Похолодало и стало темнеть. В этот момент послышался гул лодочного мотора. Судя по всему, лодка уже вошла в устье протоки.
Не сговариваясь, втроём бросились собирать сеть, лежащую на берегу. Хорошо, что сеть сухая и чистая, собрать её не стоило труда. Мешок с сеткой, забросили под балок, в заранее определённое, для экстренного случая место. Если сети в воде нет, сильно шманать не станут. Тем более лодка наша обсохла, стоит на берегу. Никаких следов браконьерства нет и, по всему видно – рыбу мы не ловим.
Из-за поворота дальнего мыска вырулила лодка. Старый, неуклюжий «Прогресс» медленно полз в нашу сторону. В лодке двое. Инспектор рыбоохраны Евгений Суханов и инспектор по оружию местного ОВД Василий.
С чрезмерно строгими лицами сошли на берег. Закрепив лодку, приступили к осмотру прилегающей местности. Нам бояться нечего. Рыбы у нас и правда нет. Карабин и сети спрятаны. В то время как рыб инспектор пошёл осматривать берег, Василий подошёл к нашей лодке. Увидев старый винчестер, взял в руки, стал вертеть, осматривая со всех сторон. «Ух, ты!» не без восторга приговаривал Василий. «Откуда это у тебя?» удивился инспектор по оружию.
«В тундре нашёл…» заподозрив недоброе, проговорил я.
«Хороший реквизит!» радостно заявил Василий.
«Будем изымать или добровольно отдашь?»
«Зачем изымать?» смотрел я на Василия «Ведь он совсем старый и оружием не является…» ещё надеясь, что всё может обойтись, взмолился я.
«А ты что, специалист по оружию?» повысив голос, властно спросил инспектор.
Я покорно замолчал. «Вот то-то!» для убедительности проговорил Василий, и взяв винчестер за цевьё, направился к своей лодке.
«Чёрт меня дёрнул оставить винчестер на видном месте!» с досадой подумал я. Как теперь его вернуть?
Не оборачиваясь, как будто прочитав мои мысли, инспектор проговорил: «Если есть вопросы, придёшь ко мне в отдел там и разберёмся»
Он, конечно, думал, что я испугаюсь и не позволю себе такую «наглость». Но я пришёл. К девяти утра, в понедельник, я был в дежурке местного ОВД.
Ждать долго не пришлось. Из-за угла соседнего здания появился инспектор. В форме и сапогах он брёл, ещё не совсем проснувшись ото сна. Проходя мимо, бросил на меня вопросительный взгляд, и конечно, понял, для чего я здесь.
«Напрасно ты пришёл» как то вяло и безразлично бросил на ходу инспектор. «Твой винчестер я передал начальнику отдела» обречённо добавил Василий. «Если хочешь, можешь обратиться к нему, правда, сегодня начальника не будет» и, поднявшись по высоким ступеням деревянного крыльца, инспектор скрылся за дверью пристроенного к зданию тамбура.
Начальник отдела мой сосед по подъезду. Не скажу, что мы были добрыми соседями. Достаточно пожилой, не совсем приветливый, даже угрюмый мужчина. Хоть и жили мы в одном подъезде, но встречались редко. На моё «Здравствуйте», мог ответить ленивым кивком головы, но чаще всего проходил мимо. Семьи у него не было, да и жил он как то странно. Однажды забыл закрыть кран с водой в ванной комнате. Когда дали воду, она полилась мимо ванны на пол и далее, через щели в полу в нашу квартиру, так как жили мы этажом ниже. Мы с другом, звонили по телефону дежурному отделения милиции, пытаясь найти хозяина квартиры, но безуспешно. Пришлось идти на умышленный взлом злополучной квартиры. Отжав монтировкой замок, дверь без особого труда открылась. Интерьер и обстановку в квартире, описывать не стану. Скажу только, что вместо мебели в комнате на полу стояли деревянные ящики из-под картошки. Наверное, так живут те, кто приехал на Чукотку не жить, а отбывать свой срок. Всё у них временно. В народе их так и зовут простым, коротким словом «временщики». За дверью ванной комнаты шумела, выливающаяся из крана вода, а пол прихожей и комнат, уже залит слоем воды. Полы в комнатах дощатые со щелями между досок толщиной в палец. Перекрыв кран, мы принялись убирать воду с пола. Савок, ведро, половые тряпки. Использовали все подручные средства. По завершении трудоёмкой работы, написали хозяину записку не без юмора о том, что это я, сосед со второго этажа вынужден был нелегально проникнуть в Вашу квартиру, так как Вы забыли закрыть кран, в результате чего, с высоты моего потолка обрушился весенний проливной, дождь. Не знаю, как отреагировал начальник милиции на наше «самоуправство», но последствий для меня, ни каких не было. Не последовало и ожидаемых извинений с его стороны.
Вспоминая эту историю, обращаться к начальнику районного отдела, мне представилось, как минимум, затеей неоправданной. Надо подумать. А не пойти ли мне в районную администрацию? Сразу к председателю райисполкома? Обрадовавшись такой идее, я стал обдумывать план действий, и к какому результату мой визит может привести.
Базика Магомедовича Добриева я знал. Не помню точно, где и как мы познакомились. Наверное, на одном из заседаний исполкома, где я как внештатный корреспондент занимался фотосъёмкой для районной газеты «Горняк Заполярья». Чем чёрт не шутит, а вдруг Базик Магомедович меня поймёт и поможет? По крайней мере, есть повод для разговора о сохранении культурного наследия Чукотки, о создании районного музея, и я уверенно зашагал в сторону райисполкома. В приёмной секретарь, как положено, спросила меня по какому я вопросу.
«По личному».
«Тогда заходи» без лишних формальностей жестом пригласила секретарь, указав рукой на дверь.
Вошёл, поздоровался. Кратко рассказал свою историю.
«Но ведь у нас нет музея» сказал Базик Магомедович.
«Так ведь будет, когда ни будь!» с уверенностью заявил я. «А пока винчестер мог бы хранится у меня» продолжал я свою мысль.
«Что я могу Вам сказать», вдумчиво проговорил Базик Магомедович. «Если бы музей был, тогда и разговор бы был другим. Но музея нет. Значит, и разговора нет. Милиция знает, что делает. Если не положено такое оружие дома хранить, значит, закон не позволяет. Я думаю, инспектор всё правильно сделал» и Базик Магомедович, всем своим видом дал понять, что разговор окончен.
Опустив голову. Буркнув на прощание «до свидания» я вышел из кабинета.
А дня через два, в моей квартире, раздался телефонный звонок. «Николай» проговорила трубка голосом инспектора по оружию «Зайди в отдел».
«Вот те раз», подумал я. «К чему бы это?». Не зная толком радоваться мне или готовиться к чему-то плохому, я вышел из дома и побрёл в милицию.
Спросив разрешения у дежурного, пошёл по длинному, деревянному коридору в кабинет инспектора.
Ни проронив, ни слова приветствия инспектор указал на угол кабинета, в котором стоял конфискованный у меня винчестер. «Забирай» коротко бросил Василий. Без лишних слов я схватил свою реликвию. Уже в дверях услышал напутственный голос инспектора: «Просверли отверстия по стволу. Обязательно!»
«Хорошо» буркнул я в ответ и пошёл прочь по узкому, плохо освещённому коридору. Дежурный ни о чём меня не спросил, проводив холодным взглядом до выхода.
Ну вот! Значит сработало!
Отверстия в стволе и в патроннике, я просверлил. Целых четыре штуки. Не помогло. Не суждено было старому винчестеру дождаться своего места на стеклянной полочке музея. Года через полтора или два, когда вопрос о районном музее был уже в стадии решения, в квартиру постучали. Два милиционера при исполнении служебных обязанностей изъяли у меня винчестер по акту, теперь уже, в законном порядке. Причиной стал произошедший случай с одним из жителей посёлка. Говорят, он угрожал кому то своим винчестером. Оба винчестера отправили на экспертизу. Экспертиза не признала изъятый у меня винчестер оружием. Но теперь мне его уже никто не вернул.
Как закончилась насыщенная приключениями жизнь старого винчестера, теперь уже никто, никогда не расскажет. Может быть, судьба привела его в другой музей, или в частную оружейную коллекцию. Скорее всего, он попал под гидравлический пресс. Так и ничего не успев рассказать о себе. А жаль.
п. Эгвекинот                                                                    18.05.2016

Экология. Наш дом - Природа!
Автор
tuzemetc2

«Мы за чистый край!»

п. Эгвекинот
Бережной Николай Иванович

Свой экологический опыт я приобрёл в детстве, потому как любовью к Природе обязан своим родителям. С раннего детства мама водила меня и брата в наш распадок, по склонам окрестных сопок, мы вместе гуляли по берегу залива. За ягодами на девятый километр, за груздями на седьмой, за грибами на вторую косу, в Этелькуюм пешком через сопки. Ходили на рыбалку на пятый километр, на первую косу, и куда бы мы ни пришли, где бы ни определили место для короткого отдыха, обустройство бивуака всегда начинали с уборки территории.
Соберём консервные жестяные, стеклянные банки, бутылки в укромном месте и закопаем их в землю. Всё что горит – в костёр! Только после генеральной уборки приступали к другим делам: рыбалке, сбору ягод или приготовлению походного ужина. Глаз любуется, когда тебя окружает чистая, первозданная природа. И наоборот происходит, если в поле зрения появляются следы присутствия человека. Это к вопросу о воспитании родителями своих детей.
О Природе можно говорить бесконечно много, потому как сама Природа не имеет границ.
Когда то давно, в одном из научно-популярных журналов я прочитал интересное определение, которое звучало приблизительно так: «Посредством Человека Природа стремиться познать саму себя….» – только вдумаётесь в смысл сказанного. Природа использует Человека в качестве прибора или даже комплексного оборудования, научной лаборатории, с помощью которой, она изучает, исследует саму себя…. Самое интересное, что в этом есть вполне определённый смысл! Взаимодействия разумного и метафизического миров. Разве это не удивительно?
Есть Бог на свете или нет, научно не доказано, но что создателем материального, живого и не живого, разумного и одушевлённого мира на нашей планете и в глубинах Вселенной является Природа, сомнений не вызывает. Вот и получается что мы, люди, есть продукт созданный Природой. Мы – её дети, и потому, как родную мать свою, должны любить, уважать, оберегать и защищать. Природа всесильна по сравнению с Человеком и если мы будем вести себя не правильно, она не станет терпеть себе в ущерб человеческую цивилизацию – вымрем как мамонты! Не надо стремиться покорять Природу. С Природой надо сотрудничать в мире и дружбе, тогда она подарит нам много интересных событий, о которых мы даже не догадываемся! Откроет свои неизвестные свойства, законы физики, новые миры, другие измерения, где мы сможем путешествовать во Времени и Пространстве. Надо только помнить об этом и не допускать глупостей!
Когда мы начинаем «плохо себя вести», Природа предупреждает о недопустимости подобных действий. Она подаёт недвусмысленные сигналы в ответ на спровоцированные нашей технологической деятельностью землетрясения, наводнения, лесные пожары, а теперь уже и глобальное изменение климата на планете. Всё это лишь подтверждает, что планета наша не такая большая, что её ресурсы не бесконечны, а выбросы СО-2 губительны для её атмосферы. Что изделия из дешёвого материала такого как пластик заполняют собой экологические ниши, вытесняя земных и морских обитателей.
Все эти факты подтверждают, что человеческое общество должно немедленно отреагировать на изменения в окружающей нас среде. Недаром «экология» переводится как: наука об окружающей среде.
Многие скептически отнесутся к предложению «начни с себя». В самом деле, ну как обычный человек, житель нашего посёлка может оказать влияние на глобальные процессы, происходящие в окружающих нас средах? Как уменьшить выбросы углекислого газа, всевозможных фреонов в атмосферу, повлиять на сокращение добычи углеводородов, на утилизацию отходов жизнедеятельности человека? Нет, конечно. Оставим глобальные проблемы глобалистам-материалистам. Однако каждый, всё-таки, должен начинать с повышения требований к себе. Пройдите летом в наш распадок. Недалеко. Налево за мостом метров сто. Загляните в кусты. Вот я об этом! Неужели трудно после пикника убрать за собой банки, пакеты, бутылки. Следом идут наши дети и с наслаждением бьют оставленные бутылки, бросают их в реку. Здесь сразу усматриваются две беды: засорение окружающей среды и вторая, гораздо хуже первой – отсутствие воспитания в наших детях уважения к Природе.
Прививки необходимо делать в детском возрасте. Иногда приходится наблюдать, как одна группа детей организованная преподавателями школы убирает мусор на берегу залива, когда другие, предоставленные сами себе, бьёт бутылки брошенные отдыхающими по берегам ручья Изыскательского – так называется наш ручей в распадке, если кто не знает.
Об экологическом воспитании подрастающего поколения можно и нужно говорить. Но оставим ответственную задачу родителям и педагогам.
Могу лишь поделиться личным опытом.
В юности мы с друзьями, организовывали субботники по уборке территории распадка, берега залива на протяжении от морского порта до третьего километра.
Публиковали объявление в местной газете с призывом ко всем жителям посёлка выйти в назначенный день и час на отведённый участок, и навести порядок. Территорию распадка и береговую полосу поделили на участки. Обозначили табличками, на которых написали названия предприятий и организаций. В районе морского порта убирают портовики. Напротив территории автобазы – работники автобазы. Далее: СМУ-4, больница, аэропорт и т.д. В распадке: сотрудники милиции, райбыткомбинат, школа. И люди вышли и убрали захламлённые бытовым мусором территории. Без митингов. Без уговоров. Кто бы занялся организацией похожих мероприятий сегодня? Возможно, такими инициаторами могли бы стать наши народные избранники депутаты?


Ещё пример.
В одна тысяча девятьсот семьдесят девятом году я решил погулять по местам детских приключений в районе старой водокачки, что на речке седьмого километра. Летним, июньским днём взяв фотоаппарат и удочку, доехал до седьмого километра, выйдя из автобуса, пошёл к своей речке. То, что я увидел в русле реки, меня настолько поразило и взволновало, что простыми словами не передать.
«Помню, ещё мальчишкой приходил я сюда – в район седьмого километра. Звенящий поток холодной, прозрачной воды пронизанный до самого дна яркими лучами солнца. Речка. Каждую весну сюда прилетают птицы – утки, журавли. В зарослях ивняка мелькают маленькие кулички, в прозрачной воде плещется радужная форель, конопатые гольцы. Сколько радости доставляли нам эти прогулки! Прошли годы, и вот теперь новая встреча. Только вода в реке стала мутной. По берегам реки, до самого устья, полутораметровые отвалы угольной грязи. По колено в густой, чёрной жиже, стекающей вдоль угольных берегов речки, бегает одуревший кулик, казалось, что он как и я недоумевает: «Что случилось с речкой за время моего отсутствия?»
Примерно так начиналась моя заметка на экологическую тему в одном из номеров газеты «Горняк Заполярья» летом 1979 года.
Ещё до того как созрела идея обратиться к прессе, возмущенный творящимся безобразием, я прошёл вдоль всего ручья выше по течению и обнаружил, что виновником загрязнения является ЭГРЭС – наша электростанция. Уголь, раздробленный в пыль и сожженный в её котлах превратившись в шлак, был размыт весенним паводком речки и течением реки смыт до самого залива. Всё это происходит каждый год, начиная со дня начала работы электростанции. Сколько же тонн угольных отходов смыто в залив за эти годы?
Набрав в походный котелок грязевой пульпы из ручья, вернувшись в посёлок, не раздумывая вошёл в кабинет председателя Комитета Народного Контроля Евгения Викторовича Куделькина, и поставил котелок на его рабочий стол. Хозяин кабинета с удивлением посмотрел на меня.
– «Что это?» с интересом спросил Евгений Викторович. Открыв крышку котелка и показав его содержимое, я взволнованно объяснил происхождение грязевой массы.
– «Безобразие!» искренне возмутился Евгений Викторович. – «Иди, проявляй свою фотоплёнку и с фотографиями и негативами завтра подходи ко мне, будем решать, что с этим делать!»
На следующий день, вместе с котелком, фотографиями и негативами мы пошли в прокуратуру, где вместе с прокурором обсудили ситуацию.
Но на этом свою экологическую работу мы не закончили, а напротив, стали развивать инициативу по защите речки. Некоторые из моих друзей написали по несколько строчек в газету. Мой брат, который тогда ещё учился в школе, вместе с одноклассниками, поддержали нашу идёю. Ребята нарисовали плакаты, на которых сквозь облака чёрного дыма летели утки в респираторах. В водоёмах плавали рыбы в подводных масках с трубками для забора воздуха. Плакаты разместили на автобусных остановках.

Все эти мероприятия подстегнули власть и в 1981 году начались работы по строительству очистных золоотстойников для утилизации отходов ЭГРЭС. Вот так, благодаря усилиям простых людей было ускорено строительство очистных сооружений. Сегодня речка Кырвыкыннот радует нас косяками нерестовых рыб, которые иногда наблюдают в речке даже выше моста десятого километра. Плохо, что сегодня, вряд ли кому известно, куда пойти и к кому можно обратиться по возникшим экологическим проблемам, которых ещё достаточно много.

К таким проблемам я бы отнёс сбор, переработку, и утилизацию бытового мусора, как и общее отношение людей к природе. Поезжайте по нашей трассе. Здесь, и там увидите брошенные пустые бочки, автомобильные покрышки, пустые бутылки и банки по обочинам дороги.
На мой взгляд, давно назрела необходимость иметь в штате отделения полиции специалиста по экологическим вопросам. Пусть должность так и называется – экологическая полиция. Со всеми наделёнными законом функциями проверки, контроля и соответствующего реагирования на допущенные нарушения.
Проехал вдоль трассы, зафиксировал нарушения и потребовал от дорожного управления навести порядок, а если поймал за руку нарушителя, тут же его примерно наказать реально ощутимым штрафом.
Нужны плакаты, наглядная агитация, лекции, беседы с населением. Сегодня для этого достаточно возможностей. Средства массовой информации: газета, телевидение, интернет. Можно пригласить специалистов для разъяснения правил поведения на природе, рассказать об ответственности и законах, карающих за нарушение этих правил. Надо работать с детьми, молодёжью, населением городского округа Эгвекинот. Но делать это нужно не единовременно в экологический год защиты окружающей среды, а постоянно, регулярно направляя основное внимание на воспитание наших детей и молодёжь.
С целью обеспечения экологической безопасности на территории городского округа Эгвекинот, хочу предложить для общественного обсуждения ряд конкретных задач с целью их последовательного выполнения. Пусть это будет планом мероприятий до 2025 года.

Контейнеры для раздельного сбора отходов по категориям

Переработка бытового мусора.
«Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской в интервью RT рассказал, что в 2019 году начнется реализация программы «Чистая страна», которая охватит 25 регионов страны и предполагает множество инициатив, как на федеральном, так и на местном уровнях. В частности, будут построены несколько заводов по переработке отходов, а в дальнейшем правительство собирается постепенно перейти к раздельному сбору мусора»

Вопрос раздельного сбора бытовых отходов, безусловно, сложный и затратный. Учитывая особый, туристический статус территории Городского Округа Эгвекинот было бы правильным стать в авангарде применения новых технологий на территории Чукотского АО по переработке ТБО и изыскать возможности инвестировать в технологии по сбору и переработке мусора. В первую очередь создать технические условия для раздельного сбора ТБО и чем раньше приступить к его решению, тем скорее будут достигнуты положительные результаты. Сегодняшние технологии, позволяют создать и закупить готовое оборудование, представляющее собой мини пресс, мини конвертор, которые смогли бы прессовать рассортированный мусор в брикеты с целью его дальнейшей отправки в контейнерах морским путём на ближайший мусороперерабатывающий завод, который мог бы находиться в одном из дальневосточных портов. А если попытаться заинтересовать предпринимателей Японии, Китая или корейских соседей? Они поставляют нам оборудование по утилизации, металлолома, мусора, а мы, в обмен поставляем им металлолом, и прочее вторсырьё. В конце каждой навигации, прошёл теплоход по всем чукотским портам, собрал контейнеры с годовой добычей вторичного сырья и прямым ходом в Японию для переработки. Чем не вариант? Считать надо!


Упакованные в брикеты ТБО, готовые к отправке в контейнерах, для их переработки.
А до этого времени, необходимо организовать раздельный сбор твёрдых бытовых отходов. Пластик, стекло, металл, макулатура. Твёрдо-бытовые отходы 1, 2, 3, 4 категории опасности – ртутные электролампы, аккумуляторы, элементы питания, лакокрасочные материалы, бытовая химия. Выработавшая свой срок бытовое оборудование: телеприёмники, компьютеры, всевозможные приборы содержащие ртуть, другая электронная техника.
Даже в нашем районе, в связи с использованием электронных средств, отходы этой категории составляет достаточно высокий процент.

«В некоторых регионах проблему сортировки мусора предлагают решить радикально. В частности, в 2018 году в Татарстане будет введен обязательный раздельный сбор мусора. Соответствующее постановление Кабинета министров РТ  уже было подписано Премьер-министром республики Ильдаром Халиковым.»
Именно такие задачи поставил бы я сегодня перед заинтересованными организациями Городского Округа Эгвекинот.
«Правительство РФ в конце декабря 2016 года утвердило разработанный Минприроды паспорт приоритетного проекта «Чистая страна». Ключевая цель проекта - уменьшить экологический ущерб, связанный с захоронением твердых бытовых отходов, снизить риски, связанные с объектами накопленного вреда окружающей среде»
В этой связи, возможно, Правительство РФ, сможет предоставлять субсидии на реализацию подобных проектов.



Лагуна.
Предлагаю восстановить экологическую справедливость.
(Публикация Н. Бережного «Лагуна моего детства» газета «Залив Креста» № 2 от 20.01.2017)
На уровне Совета депутатов, администрации Городского Округа Эгвекинот рассмотреть вопрос о возможном финансировании работ по восстановлению морской косы отделяющей лагуну от моря в восьмидесятые годы разобранной на гравий строительными организациями. Превратить лагуну в красивую гавань. Периметр лагуны обустроить бетонированными площадками, на которых разместить двадцатифутовые контейнеры для хранения лодок, рыбацкого инвентаря. Предоставить площадки для желающих иметь своё место на причале. Навести ревизию построек лодочного причала, после чего ликвидировать хаотично построенные деревянные строения. Время их существования давно прошло. Желающим иметь более комфортабельное строение, чем контейнер, предоставить возможность выбора у архитектора района одного из нескольких вариантов рыбацкого домика спроектированного, согласованного и утверждённого, соответствующего единым эстетическим, строительным, пожарным, санитарным нормам. Работы по ликвидации старых построек взамен на предоставление бетонированной площадки, проводить после согласования при добровольном согласии владельцев, в соответствии с Законодательством РФ. Контроль над исполнением поручить специально сознанной комиссии состоящей из специалистов, депутатов, работников администрации.
Возможно, необходимо инициировать создание общественной организации, (фонда, комиссии) по защите Природы и Окружающей среды при поселковом Совете или администрации Городского Округа Эгвекинот. Наблюдательный совет с функциями выявлений экологических нарушений, осуществлением контроля над своевременным исполнением плановых мероприятий по планированию и проведению необходимой работы такой как: агитация, пропаганда экологически здорового образа жизни. Создание, изготовление и размещение рекламы, наглядной агитации в защиту окружающей среды.
Обозначить и выполнить ряд мероприятий по улучшению сбора и утилизации твёрдых бытовых отходов, жидких нечистот, исключающих их распространение в окружающую среду особенно в водоёмы и прибрежные территории.
Поставить вопрос перед Правительством Чукотки, а возможно и Правительством РФ о необходимости технологичной утилизации отходов разных категорий с последующей транспортировкой в места вторичной переработки или уничтожения.
Совету депутатов совместно с Администрацией ГО Эгвекинот рассмотреть вопрос о возможной организации жителей посёлка для ежегодной уборки территории посёлка, береговой полосы, распадка, русла ручья Изыскательского в летний период с обязательным вывозом собранного мусора в места утилизации. Сделать это мероприятие традиционным в один из выходных дней второй половины июня месяца.
Лагуна, какой она должна быть.

А Вы верите что Мечты сбываются?
Автор
tuzemetc2


Николкины рассказы
Автор
tuzemetc2
Первая рыбалка.

– «Хорошо. Если со старшими мальчиками, тогда я тебя отпускаю» и мы стали готовиться. Мама взяла нож, кухонную доску, достала белый батон хлеба, сливочное масло, колбасу.
– «Сейчас будем делать бутерброды» весело пропела мама.
Она положила батон на деревянную доску и стала его нарезать.
– «А можно мне? Дай попробую…» протянул я руку за ножом.
– «Хорошо. Только резать надо осторожно. Нож очень острый!» предупредила мама.
Я положил руку сверху на батон, прижимая его к доске, а правой рукой, что было сил, надавил на ручку ножа. И в этот самый момент, нож, каким-то образом предательски провернулся в моей руке, и острое лезвие, резануло указательный палец левой руки.
– «Ой!» резко отдёрнул я руку, бросив нож на стол. Но поздно. Прямо на глазах из моего пальца, хлынула струйка тёмной крови.
Больше всего, я испугался, что теперь меня никуда не пустят, и мой поход с Сашкой не состоится, и Сашка, не дождавшись, уйдёт без меня. А мне так хотелось пойти. Ведь я ещё ни разу не был на настоящей рыбалке! Сашка обещал, что покажет, как ловят рыбу в речке на крючок с блесной под рамку. У меня ещё не было ни крючка, ни удочки, и я не знал даже что такое рамка, потому что никогда её не видел. А Сашка сказал, что у него всё есть и он научит меня ловить рыбу из речки, главное, чтобы моя мама меня отпустила.
Мама, причитая, перевязывала бинтом мой палец. Мне было больно и обидно, но я даже не заплакал.
– «Эх, ты!» с досадой проговорила мама, пожалев, что доверила мне нож, сама продолжила готовить бутерброды. Тогда я и понял, что поход, всё-таки, состоится.
Засыпая в своей кровати, больше всего я боялся проспать, но мама пообещала, что обязательно разбудит меня рано утром.
– «Сыночек. Просыпайся!» услышал я сквозь сон мамин голос. – «Доброе утро!»
Утро и правда было добрым. Стрелки на будильнике показывали ещё половину шестого, а солнце, поднявшись над сопками, ярко и призывно светило в наше окно.
Быстро одевшись, выпив чашку сладкого чая с поджаренной колбасой, набросив на плечи небольшой рюкзак с дневным пайком, выслушав мамину инструкцию по технике безопасности, я вышел на улицу. Погода и правда была самой летней. В ясном небе яркое солнце, за забором на грядках зеленеет лук, листья редиски. В зеркале залива отражались скалистые сопки. Где-то вдали послышался звук удаляющегося лодочного мотора. Широко зевнув, я пошёл к Сашкиному дому.
Сашка жил недалеко. В доме на Набережной. Почти на берегу. Дом, в котором жил Сашка, по своему виду отличался от других. Его стены были покрыты штукатуркой, побелены белой известью, дощатый фронтон крыши и оконные рамы покрашены зелёной краской. Со стороны залива, к дому было пристроено высокое деревянное крыльцо.
Я думал, что Сашка уже ждёт меня на крыльце или рядом со своим домом. Ведь мы договорились встретиться в шесть часов утра возле его дома, чтобы пойти на речку на седьмом километре. Где находится водокачка, я уже знал, но ни разу не приходилось идти туда пешком. Наш знакомый дядя Гриша, в прошлом году, привозил меня сюда на водовозке. Дядя Гриша возил воду от водокачки в посёлок и взял меня покататься.
Домик водокачки стоял прямо над речкой. Одна стена водокачки стояла на левом берегу другая – на правом. Под самим домиком протекала река, из которой насосами качали воду, которую по трубе заливали в бочку подъехавшей водовозки.
Я присел на ступеньку крыльца, достал из кармана увеличилку, и стал ловить солнечный луч, чтобы сфокусировать его в маленькую точку и направить на дощечку. Скоро из места где на досточке остановилась солнечная точка пошла струйка синего дыма. Этому меня недавно научили старшие пацаны. Они умели выжигать увеличилкой разные буквы и слова, а ещё говорили, что если вдруг останешься в тундре без спичек, увеличилкой можно разжечь костёр. Правда, для этого надо чтобы солнце светило ярко как сейчас. Самая лучшая увеличилка была от фонарика «жучёк». Увеличилка была небольшая по размеру, но из толстого стекла и сильно выпуклая. Такая форма позволяла ей концентрировать широкий солнечный луч в маленькую горячую точку на дощечке. Эту увеличилку подарил мне папа.
Прошло целых полчаса, но из двери никто не выходил. Стучать в дверь мне не хотелось, потому что с Сашкой мы не были большими друзьями, и в гостях у него я ни разу не был. А вдруг выйдет Сашкин папа или мама и станет меня ругать, за то, что я мешаю им спать. Что я тогда скажу?
Нет. Стучать в дверь я не буду. Что же делать? Ну не мог же Сашка проспать. Ведь мы договорились встретиться в шесть часов. А может быть, его мама не разбудила, терзали меня мысли. И вдруг я понял. Наверное, Сашка просто не захотел меня взять с собой потому что я младше его. Кому охота возиться с младшими, и он с другими своими друзьями ушёл раньше, чем мы договорились. С этой мыслью я решил, надо бы быстрей идти, чтобы их догнать. Я шёл по шуршащей гальке берега залива и рассуждал: разве так можно? Ведь мы же договорились пойти вместе. Ну, ничего! Я их скоро догоню, и тогда они поймут, что я уже большой и не в чём им не уступаю. Зачем же я так долго уговаривал маму, а потом мы готовились, резали эти бутерброды, ещё и палец порезал…. Эх, Сашка!
Я проходил мимо места где, надев высокие сапоги в отлив, в ямах в которых оставались длинные бурые ленты морской капусты, можно было острогой нанизать морского бычка или плоского вьюна. Найти морского ежа или пятиконечную звезду. Но теперь мне было некогда. Я прошёл мимо старого деревянного катера, потом мимо кладбища. На третьем километре пришлось подняться на дорогу, потому что берег моря уходил далеко вправо от направления, в котором мне предстояло продолжать свой путь.
Наверное, был выходной день, потому что ни одна машина до сих пор не проехала по дороге. Я шёл быстрым шагом по дороге, наслаждаясь утром пробуждающегося дня. Вдоль берега парами пролетали большие белые чайки, повторяя своим полётом направление береговой черты.
Вот и аэропорт. Сразу за аэропортом находится пост пограничников. На посту всегда проверяют документы у пассажиров рейсового автобуса и попутчиков других автомашин.
А вдруг меня сейчас задержат, арестуют и не пропустят, закралась нехорошая мысль. Я посмотрел в ту сторону, где виднелась полосатая будка пограничного поста и перекрывающий дорогу шлагбаум. Шлагбаум был открыт, но самих пограничников не было видно. Возможно, что они находятся в будке. А может быть, их вообще нет. Будь что будет. Не нарушать же мне пограничный режим, тем более что я сам посещаю группу ЮДП – Юный Друг Пограничника и прекрасно понимаю, что пограничный режим могут нарушать только настоящие шпионы. А нормальный человек этого себе позволить не может. И я с большей уверенностью зашагал прямо на пост.
Навстречу мне из полосатой будки никто не вышел. Пограничников с автоматами почему-то не было.
Я прошёл под шлагбаумом поднялся на подъём и, спустившись по правой насыпи дороги, взял направление на водокачку, домик которой был уже в поле моего зрения. Идти по твёрдому грунту среди редких кустарников было легко. Через полчаса я остановился у заветного домика. Стены водокачки были выложены из дикого серого камня. Деревянная дверь была закрыта на навесной замок. Из стены дома торчала ржавая труба с разрезанной автомобильной камерой на конце, под которую подъезжала водовозка для залива воды в бочку. Рядом с домиком никого не было. Я осмотрел берег речки справа и слева от себя, но никаких признаков присутствия людей не обнаружил. Перейти на другой берег речки, возможности у меня не было, так как высоты моих сапог для её форсирования явно было не достаточно.
Постояв какое-то время, я думал, что же мне делать дальше. Где и как пацаны ловят эту рыбу? Я уже понял – рыбалка провалилась. Без Сашки у меня теперь ни чего не получится. И тут я почувствовал, что пришло время съесть бутерброд. Отойдя подальше от водокачки, найдя укромное место под высоким кустом, я снял рюкзак и стал доставать из него завёрнутые в газету бутерброды. Тут же капроновая фляжка с ещё сохранившим тепло чаем, небольшая эмалированная кружка.
С аппетитом перекусив, запив бутерброд сладким чаем, я завернул остатки еды и завязал рюкзак. Солнце в зените. Пора идти домой. На дорогу выходить мне не хотелось, и я решил сократить свой путь пройддя между лагуной вдоль взлётной полосы аэропорта. Через полкилометра я вышел на ровную площадку, покрытую зелёной мягкой травой похожей на маленькую ёлочку. Я шёл по мягкому грунту, утопая ногами во влажной траве между, мелкими, прогретыми солнцем озерками. Скорее всего, эта равнина затоплялась водой лагуны во время сильного морского прилива. Я подошёл к воде одного из озерков увидел, как в зелень травы юркнула маленькая рыбёшка. Я зашёл в воду и увидел сразу несколько юркнувших в тину рыбок. Скорее всего, это были мальки. Я снял рюкзак, оставил его на берегу и попытался ладошкой поймать одну из рыбок. Скоро в моей ладони трепыхалась, маленькая серебристая рыбка, у которой из спины торчали три огромных острых шипа. Таких рыбок я до сей поры не видел. Я принялся их ловить, но перед тем как начать свой промысел, достал из рюкзака фляжку, допил оставшийся чай, сполоснул водой из лужи, налил во фляжку свежей воды и пойманных рыбок стал опускать во фляжку. Я подумал, что рыбок, можно будет поселить в наш домашний аквариум. Ведь с аквариумными рыбками в посёлке всегда была проблема. Чтобы завести аквариум, надо было идти в морской порт на пароход. Мы специально ходили с мамой, я даже помню название пароходов. Один из них назывался «Сучан», другой «Александр Невский». Поднявшись по трапу на палубу, мы спрашивали у матроса, как найти помощника капитана. Вахтенный матрос снимал с аппарата телефонную трубку и через несколько минут к нам выходил мужчина в морской форме. Мама интересовалась, есть ли у них на корабле аквариум и не мог бы он помочь нам раздобыть парочку гуппи или вуалехвостов. Обычно помощник капитана соглашался, и тогда мы шли в его каюту, маленьким сачком вылавливали из аквариума нужных рыбок, и пересаживали их в принесённую с собой стеклянную банку.
Рыбки, которых я ловил в свою фляжку, не были такими красивыми, но ведь они были самыми настоящими!
Наловив штук двадцать или чуть больше, закончив свою охоту, я закрутил пробку, и аккуратно поместил фляжку в рюкзак.
На этом, мои приключения, можно сказать закончились. Обратным маршрутом я пересёк взлётную полосу, вышел на берег залива и часа через три был дома. Мама встретила меня объятиями. Рыбак пришёл!
– «Ну, а где же рыба?»
Я не без гордости развязал рюкзак, достал фляжку, открутил пробку и заглянул внутрь. Вот сейчас мама удивится, сколько я поймал диковинных рыбок! Но внутри фляжки рыбки плавали как-то не естественно, на боку или к верху брюхом. Серебристый цвет их спинки поблёк. Они плавали в воде без движения, и понял, что все они мертвы. Как же так? Почему?
– «Мама, почему они не плавают?» завопил я.
Мама взяла небольшой тазик, вылила в него всю воду из фляжки вместе с рыбками, и стала внимательно их рассматривать. Я стоял, и смотрел на мёртвых рыбок, ожидая понятного ответа от мамы.
– «Они просто задохнулись» со знанием дела сказала мама.
– «Как задохнулись?» с недоверием переспросил я.
– «А им что, дышать надо? Как это? Ведь они же живут в воде!» как можно плавать в воде и дышать, искренне удивлялся я. Разве можно дышать под водой? У меня так дышать не получается и я с недоверием смотрел на маму ожидая от неё объяснения.
– «Потрогай рукой воду в тазу» сказала мама.
Я опустил руку в воду. Вода была тёплая. А ведь рыбок я ловил в очень холодной воде. Значит, начал понимать, пока я шёл, вода в моей фляжке сильно нагрелась.
– «Ты набрал в луже воды, запустил в неё рыбок и плотно закрыл пробку. Пока шёл, вода во фляжке нагрелась, постепенно закончился кислород, и рыбки задохнулись» просто пояснила мама.
– «Да как же они дышат в воде?» не унимался я.
«Все рыбы дышат жабрами. Мы с тобой дышим лёгкими, потому что живём в воздушной среде, а рыбы дышат жабрами. Пропуская через жабры воду, они извлекают из неё кислород, который нужен им для жизни, так же как и тебе. У тебя в груди лёгкие, а у рыбы в голове жабры. Понял?»
Теперь понял. Это был мой первый опыт не только в рыбалке, но ещё и в биологии.
Наверное, ещё с тех самых времён я осознал, что в рыбалке главное не результат, а сам процесс. Ведь вокруг так много интересного!

Лагуна детства моего
Автор
tuzemetc2

Очень изменился Эгвекинот за последний десяток лет. Не могут не радовать жителей яркие, красивые фасады жилых домов, бетонные дороги, улицы посёлка. Наши земляки, отдавшие годы своей молодости Эгвекиноту, искренне радуются новому его возрождению. Даже те, кто никогда не бывал здесь, увидев в интернете фотографии улиц и дорог, с интересом спрашивают: «Это где такая красота?». «Это Россия?». И уже с удивлением: «Такие дороги на Чукотке?»
Многие, кто прожил здесь не один десяток лет, помнят серые, каменные стены зданий, ветхие, дощатые домики «шхуны» обитые чёрным рубероидом. Высокие заборы со сторожевыми вышками по углам, а за забором торчащие из-под земли, пропитанные битумом крыши бараков, в которых жили первые поселенцы сороковых, пятидесятых годов. Навивающие тоску столбы с провисшими проводами. Гравийные дороги и грязь вперемешку с угольной пылью. Бензозаправку почти в центре посёлка. Мусорные кучи-помойки – отходы жизнедеятельности с угольной золой и консервными банками, вытаивающие из-под снега возле каждого дома. Каждую весну жители граблями и лопатами, грузили мусор на самосвал, чтобы увезти на свалку. Чадящие трубы котельных. Висящий над посёлком смог черного дыма в зимние морозные дни.
Сегодня это уже в прошлом. Избавились от дыма, копоти и пыли. Никто не топит печь в собственном доме, не надо носить воду от водовозки до бочек, установленных в длинном коридоре на втором этаже. Люди живут в уютных квартирах с полным набором стандартных удобств. Живи да радуйся!
К сожалению, есть и утраты. Если честно, не знаю, как их оценить.

Для того, кому эта история неизвестна, даже не может предположить об этой потере.
В детстве мальчишками мы приходили на берег лагуны, где наши отцы ставили рыболовные сети. В сети постоянно ловился голец, горбуша. Нам всегда здесь было интересно и весело. Вдоль берега стояли сети, горели костры. Над огнём висел котел, в котором варилась уха из только что пойманной рыбы. Рядом стоял закопченный чайник с терпким запахом крепкого чая.
Особенно здорово было в тёплые солнечные дни, как только ветер выгонял лёд из залива. В конце июня, в первые, июльские дни в лагуну, через протоку, заходили большие косяки мелкой рыбёшки, которую все называли уёк. Сегодня мы знаем, что это мойва, прибрежная корюшка. А тогда – просто УЁК. Рыбы в лагуне было так много, что её ловили сетями с берега, сачками с деревянных плотов, подсекали крючками, и просто руками в лужах во время отлива.
Стоя на берегу, было видно как некая тёмная масса похожая на гигантскую змею, медленно двигается под водой вдоль берега. Когда путь «змее» преграждала очередная сеть, тёмная масса, заполнив собой всё пространство внутри сети и обогнув её, продолжала свой путь дальше. Мужчины, одетые в болотные сапоги, медленно заворачивали дальний край сети и за верёвку тянули её к берегу. Внутри образовавшейся западни билась и плескалась мелкая серебристая рыбёшка пахнущая морем и свежими огурцами. Женщины и дети, не дожидаясь, когда рыбу вытащат на галечный берег, радуясь от восторга вёдрами, сачками, кастрюлями черпали уёк прямо из рыбацких сетей.
И никто не ругал их за это. Наоборот, рыбаки ждали, когда всю рыбу вычерпают из бредня, чтобы снова поставить сеть в море.
Почти все жители посёлка в течение недели были прикованы к лагуне. По посёлку разносился вкусный аромат жареной рыбы, которую готовили в каждом доме.
Рыбу солили в деревянных бочонках и огромных кастрюлях, потом нанизывали хвостиками на суровую нитку и развешивали вялить на ветерке под карнизом крыши или перед своим окном.
Вяленый уёк был для нас лакомством особенным.
После длинной, холодной зимы, короткие солнечные летние дни были для нас и жителей посёлка настоящим праздником!
Но наступили чёрные дни и для нашей лагуны. В семидесятые годы, в двухстах метрах от берега построили банно-прачечный комбинат, сточные воды которого с растворённым мылом, каустической содой, хлоркой и прочей химией безо всякой очистки ручьём потекли в воды лагуны.
Кроме того, с вводом в эксплуатацию комбината железобетонных изделий, который изготавливал панели для жилых домой типа «Арктика», стали разбирать гравий на косе, которая отделяла лагуну от моря. Спустя несколько лет, от косы не осталось и следа. Место, где раньше была лагуна с её чистой морской водой, превратилось в отстойник. Дно лагуны обмелело, заилилось. Так и не стало нашей лагуны.
Не буду давать оценку варварскому вмешательству человека в хрупкий мир арктической Природы, хотя и так каждому понятно, если рыбы не стало, произошло нарушение экологического баланса, прервались пищевые взаим

освязи в среде обитания подводного мира. И хоть говорится, что дети не несут ответственности за своих родителей, как то нехо

рошо на душе. Как будто сам провинился в чём то.
Я не стал, бы заниматься воспоминаниями, если бы не одно обстоятельство. Попробую взглянуть воп

рос с другой стороны.
Пока посёлок ещё растёт и обустраивается, неплохо подумать, а может быть, есть смысл восстановить экологическую справедливость? А что если исправить ошибку, допущенную в прошлом. Отсыпать грунтом, восстановить косу. Отделить лагуну от моря. Почистить, заглубить дно лагуны и на этом месте сделать небольшую, уютную гавань берега которой, одеты в бетон. В гавань будут заходить небольшие катера и лодки. В основании косы, в том месте, где установлен памятник строителям автодороги, и на самой косе, обустроить прогулочную территорию с зелёными насаждениями, малыми архитектурными формами. Установить символический маяк с настоящим лазерным излучателем или просто электрическим фонарём. Пусть светит, вдаль приглашая в нашу гавань туристов, путешественников, и всех кому интересно посетить Эгвекинот. На самом верху маяка, под стеклянным куполом оборудовать смотровую площадку, поднявшись на которую визуально и через подзорную трубу можно наблюдать зашедших в бухту кормящихся рыбой китов, разглядывать водопад на той стороне залива, скалы окружающих сопок. В ночное время, в телескоп, можно смотреть на звёздное небо, планеты, Луну, пролетающие спутники. А это уже астрономическая обсерватория!
На отведённой территории установить скульптуры первопроходцев причастных к освоению чукотских земель. Семён Дежнёв, Витус Беринг, Курбат Иванов. Владимир Миляев, Герман Жилинский. Изготовить и поставить макеты дежнёвских кочей на которых ходили русские казаки

в свои дальние походы. Реконструкцию пакетбота «Святой Гавриил» на котором 1 августа 1728 года в воды нашего залива зашёл командор Витус Беринг давший название заливу Святого Креста.
А если помечтать, то можно построить туристический, культурно исторический центр, гостиницу, отель под названием «Витус Беринг» или «Св. Гавриил» где смогут остановиться на ночлег заезжие к нам туристы, другие гости посёлка. Здесь же они могут познакомиться с историей нашего края, посетить художественный салон, приобрести понравившийся чукотский сувенир, сфотографироваться рядом со скульптурами исторических личностей.
Можно создать парк доисторических животных, которые жили на территории древней Берингии десятки, сотни и миллионы лет назад. Мамонт, саблезубый тигр, шерстистый носорог, птеродактиль. Вот где раздолье для детских развлечений, одновременно развития эстетической культуры.
А что, история начинается с мечты!
п. Эгвекинот 10 января 2017


Николкины рассказы
Автор
tuzemetc2
Первая весна.
Рассказ о первом рок-концерте на сцене Дома Культуры посёлка Эгвекинот.



Май месяц одна тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года. Чистое, голубое небо. Яркое солнце. Вдоль заснеженных улиц бегут ручьи. Весна. На площади возле Дома Культуры собирается народ. Сегодня концерт!
Ровно пятьдесят лет прошло с незабываемого дня. Какое событие состоялось на сцене нашего клуба? Чем запомнился это день?
Культурная жизнь посёлка тех лет, во многом отличалась от современной. Одно из отличий – отсутствие телевидения. В домах телевизор заменял радиоприёмник, висящий в каждой квартире на стене. По этой причине Дом Культуры, а по-простому КЛУБ, был чем-то вроде Интернета. Живым перекрёстком культурных мероприятий. Местом интересных встреч, спортивных состязаний, политических событий и прочих информационных новостей. В клубе играли в шахматы, проводили фотовыставки, читали лекции. Темы лекций были разными: от литературно-поэтических, до медицинских, политических. Лекторы приезжали из Анадыря, Магадана, Хабаровска, даже из Москвы.
А ещё при клубе работал драматический театр. На сцене ставили водевили, небольшие пьески, спектакли. Участие в них мог принять каждый житель посёлка. Любой, у кого была такая потребность, желание и стремление к театральному искусству, мог стать актёром самодеятельного театра. Если к тому же он уверен, что является обладателем неповторимого актёрского мастерства – быть ему звездой! Сколько радости доставляла зрителям игра Дмитрия Ледовского, его жены Александры! Валерий Омельченко, Валерий Новиков и многие простые, замечательные люди разных профессий: геологи, лётчики, строители, журналисты, были для нас достойным примером в культурной жизни сцены нашего клуба.
Художник Владимир Чекан рисовал декорации сцены. Всегда весёлый, остроумный вселяющий в каждого из нас оптимизм Дима Ледовской, увлёк подростков пантомимой. Мальчишки и девчонки с большой радостью и удовольствием посещали его занятия и многому научились.
Приятно радовали и удивляли зрителей постановки режиссера Анатолия Бабина. Спектакли «Божественная комедия», «Женский монастырь» имели большую популярность и успех у любителей самодеятельного театра. Мы гордились и считали за честь общаться с театральной элитой и даже принимали участие в озвучивании театральных постановок.
Иногда на сцене проводили КВН. Участниками клуба весёлых и находчивых были команды предприятий. Автобаза, СМУ-4, морской порт. В дни проведения КВН в зале не было ни единого свободного места, а в проходах негде было «яблоку упасть».
Каждый день, кроме понедельника, в клубе шли киносеансы. Кино показывали по три раза в день. Показ начинался в шесть вечера, потом в восемь, и последний сеанс в десять часов.
Жители посёлка с нетерпением ждали, когда на экраны выйдет новый интересный кинофильм. Билеты в кино продавались за несколько дней до его начала. В первый день показа у билетной кассы творился настоящий ажиотаж!
Количество мест, в зрительном зале ограниченно. На один сеанс могли продать не более трёхсот билетов. Но ведь желающих было куда больше! Каждый боялся, вдруг билет ему не достанется, и он не сможет попасть в кино. Тогда, бедняга обречён лишь слушать рассказы соседей и друзей о том, с каким интересом они смотрели долгожданный фильм. Обсуждали всем известных и новых киноактёров. Восхищались их игрой. Эмоционально делились впечатлениями. Особенно если фильм был про любовь, да ещё французский, с участием Жана Море!
Самые интересные фильмы показывали только для взрослых. Нас, детей, на вечерние сеансы вообще в кино не пускали. Обидно же! Фильмы того времени были в основном чёрно-белые. Цветные киноленты – большая редкость. А нам так хотелось посмотреть цветной, многосерийный фильм «Фантомас» например, или «Лисы Аляски» - про американских лётчиков. Ну и что, что там целуются? Подумаешь! Зато, какие военные самолёты и настоящие подводные лодки показывают! Попасть на эти фильмы у нас не было ни малейших шансов, потому что на афише, прикреплённой к стене клуба, было чёрным по белому написано «Дети до шестнадцати лет на сеанс не допускаются». Всё! Вот тогда…. Тогда мы пробирались на сцену и смотрели кино с обратной стороны экрана.
Понятно, что билеты нам были вовсе ни к чему! Главное, чтобы кто ни будь из нас, ещё до начала сеанса, незаметно проник в зал, и открыл крючок запасного выхода. Ржавый крючок этот, находился в самом низу двери и крепил её к полу, а дверь – за широким экраном, за сценой. Обычно мы собирались за клубом. Бегали. Дурачились. Как только начинался сеанс, подходили к заветной двери. За дверью раздавался негромкий щелчок, и она слегка отворялась. Но только совсем чуть-чуть, чтобы дневной свет, не попал внутрь помещения, на киноэкран, иначе нас могли заметить. Без лишнего шума, по одному, мы протискивались в приоткрытую дверь, поднимались по ступеням на сцену и удобнее устраивались на полу. Лежать приходилось на боку, ногами к экрану.
Смотреть кино, лёжа под самым экраном, было не очень удобным занятием. Чтобы уследить за происходящим на экране, приходилось то и дело крутить головой из одной стороны в другую. Экран был широкий, во всю сцену, от стены до стены! И очень уж сильно гремели звуковые колонки потому как стояли они близко к нам. В общем, удовольствия, от такого просмотра, было мало. После сеанса, от громких звуков долго болела голова и особенно шея. Но, расслабляться было некогда, потому что теперь надо бежать домой, и успеть прийти раньше родителей. Закрыть изнутри дверь, раздеться, умыться и лечь в кровать под одеяло, делая вид, что уже спишь. Ведь мама с папой были на том же сеансе, только смотрели они кино в зале, как все нормальные люди.
Вернувшись, домой, мама спрашивала меня:
– «Сыночек, ты ещё не спишь? Ах, какой мы с папой фильм посмотрели!» восхищенно говорила мама.
– «Как жалко, что вас не пускают. Ведь там, по сути дела, нет ничего запретного. Хочешь, расскажу?»
Я всегда с радостью соглашался. Мама садилась на край кровати, ласково обнимала меня рукой и рассказывала содержание фильма и самые захватывающие его моменты. Я внимательно слушал и задавал разные вопросы, переспрашивал о непонятных мне деталях.
Мне и в самом деле не всё было понятно. Попробуй посмотреть двух часовой фильм задом наперёд! Экран мало того что широкий так ещё и выпуклый! Главный герой убежал в дальний конец экрана и его уже не видно. Зрители в зале смеются, а нам совсем не понятно, что он там делает. Слушая мамин рассказ, я постепенно засыпал, а просыпался утром следующего дня.
Привилегиями в приобретении билетов пользовались коллективы предприятий и организаций. Их представители заранее подавали заявки, и поэтому, придя к открытию билетной кассы, часто можно было услышать из окошка обидную фразу:
– «Все билеты проданы!»
И тогда, если уж кому-то очень хочется посмотреть интересное кино: дождь не дождь, мороз не мороз, приходилось стоять на улице перед входом в клуб, и спрашивать у проходивших мимо счастливчиков:
– «У вас нет лишнего билетика?».
– «Простите, у вас, лишнего билетика не найдётся?».
Если шёл мужчина под руку с женщиной, к ним вообще не имело смысла подходить. У них никогда не бывает лишнего билета. Пустое дело! Можно даже не спрашивать. А вот если человек идёт один, шансы сразу возрастали. У людей бывают разные обстоятельства. Кто-то задержался на работе. Собрание. Не вернулся из рейса. Кто-то заболел, или просто настроение плохое, не до развлечений. Вот тогда! Взял из рук билет, отдал сорок пять копеек, и бегом на сеанс пока свет в зале не погасили.
В фойе, перед входом в кинозал стояла женщина-контролёр. Она брала билет, внимательно вглядывалась в него, после чего отрывала боковую полоску, на которой было написано «контроль». Теперь можно войти в зал и стать зрителем вполне на законных основаниях. Плавно гас свет. Из окошка в стене, одновременно с треском шестерёнок, вырывался яркий луч киноустановки, и под оптимистическую музыку Шостаковича «Время вперёд!» на экране появлялись знакомые часы Спасской башни Кремля, атомный ледокол «Ленин», стартующая в космос ракета, и крупные буквы во весь экран «Новости дня». Потом диктор, знакомым голосом, начинал рассказывать: «Сегодня, в Кремле, Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев встретился …» Рассказывали и показывали другие события из жизни великого государства. И было так скучно! Эх, скорей бы закончился этот журнал, и началось кино! Были, конечно, и другие киножурналы. Например, сатирический «Фитиль». «Фитиль» нам нравился. Зрители смеялись, и было весело!
На детских сеансах показывали мультики. «Ну, погоди», «Ералаш», «Хочу всё знать».
Кроме кинофильмов, к каждому празднику, давали концерты художественной самодеятельности. Концерты были бесплатными. В зал заходили все кто хотел. Кто придёт раньше, может занять место в любом ряду. Тем, кто приходил последним, оставалось только стоять в проходах зала, облокотившись на стену или сидеть на приставных стульях.
Сегодня мне повезло! Я сижу в третьем ряду. Как раз напротив сцены.
Близится начало концерта. В зале нет свободных мест. Зрители громко шумят. То здесь, то там раздаются робкие хлопки аплодисментов. Но вот все притихли, замерли в ожидании начала.
Все ждали, что как обычно выйдет конферансье, так называли ведущего, поздравит всех с праздником. Зал дружно начнёт хлопать, а ведущий, чеканя каждое слово, торжественно объявит:
– «Слова: Льва Ошанина. Музыка: Серафима Туликова. Ленин – всегда живой! Исполняет хор художественной самодеятельности Дома Культуры посёлка Эгвекинот».
После этих слов, занавес открывался и стоящий в три ряда на сцене хор, по какому-то неведомому сигналу, медленно и вдохновенно запевал:
«День за днём идут года, зори новых поколений, но никто и никогда не забудет имя – Лени-и-н. Ленин, всегда живой, Ленин всегда со мной, в горе, в надежде и в радости….»
Ну, в общем, первое отделение концерта, каждый раз было одинаковым. Всё как всегда узнаваемо, привычно, скучно и однообразно.
Но сегодня, атмосфера в зале, была какой-то особенной. Тяжёлый, тёмно-бардовый бархатный занавес плотно закрыт. Никто не суетится перед ним. Не забегает из зала на сцену. Не выглядывает из-за кулис в зал. Привычной стойки с микрофоном перед занавесом нет, а со сцены доносятся какие-то странные щелчки, скрипы, шёпот и другие, непонятные звуки. С каждой минутой любопытство ещё больше подогревает интерес зрителей. Но занавес продолжал безмятежно висеть. Свет в зале постепенно стал гаснуть, и тут….
Тишину разорвал, резкий, пронзительный звук гитарного аккорда. Пауза. Также внезапно ударил второй аккорд, и его звучание серебром рассыпалось по залу, и вот уже почти затихло, как вдруг, музыка сорвалась со сцены и плотными нотами бас гитары, ударами барабанов, шелестом медных тарелок покатилась, и будто волной накрыла зал, поглотив под собой зрителей!
Музыка была заводной, громкой, ритмичной! Она пронзала меня насквозь своими острыми нотами и как то сразу заполнила всё пространство вокруг до самых стен, до потолка и каждого уголка зала!
Переливаясь вибрациями звуков, музыка пела, смеялась, прыгала, скакала между рядов и кресел! Всё было так внезапно и неожиданно, что мне вдруг самому захотелось прыгать вместе с этими весёлыми нотами!
Я слегка повернул голову, чтобы украдкой посмотреть в зал. Зрители, как ни в чём небывало, сидели на своих местах, устремив взгляды на закрытый занавес. А мне так хотелось танцевать! Ноги сами отплясывали чечётку! Неужели я один такой? Не нормальный, что ли? И только я отвлёкся, как в этот миг занавес дёрнулся и медленно поплыл в разные стороны.
Ух, ты! От неожиданности перехватило дух. На сцене, наперевес с гитарами, стояли наши поселковые ребята. Наши старшеклассники! Они были старше меня, и я не знал их всех по именам.
Ничего себе! До этого дня я никогда не слышал ничего подобного и даже не догадывался, что такая музыка бывает! В школе, на уроках пения нам такую музыку не преподавали, и по радио я раньше такого не слышал. Ну, бывало, по вечерам передавали радиоконцерт для «рыбаков и моряков Дальнего Востока», весёлые песни «Королева красоты» или «Магаданские снегурочки», но сейчас музыка была совсем другая!
Среди других на сцене я сразу узнал Жорку. Раньше мы с Жоркой были друзьями. Теперь Жорка вырос, повзрослел, и ему стало со мной не интересно. Жорка учился в музыкальной школе, а иногда даже играл на своём аккордеоне на танцах в клубе.
Сейчас Жорка стоял на сцене, и играл на маленьком электронном пианино. У этого пианино есть ещё одно название – «ионика». Ловко перебирая пальцами обеих рук, Жорка старательно выводил на клавишах очень красивую мелодию. С его лица не сходила сияющая улыбка, глаза блестели азартом, и сам он был весь такой красивый и счастливый! Чёрные вьющиеся волосы лежали на его плечах. Одетый в яркую, красивую рубашку, Жорка слегка покачивался над музыкальным инструментом. Жоркины ноги, одетые в широкий клёш, как будто танцевали сами по себе отдельно от Жорки. Жорка, ну посмотри же на меня! Я здесь! Напротив! Но Жорка смотрел куда-то в глубину зала, не обращая на меня, ни какого внимания. Эх, Жорка! Ну, ты всё равно молодец! Где-то внутри себя, я даже гордился тем, что Жорка ещё не так давно, был моим другом! Жаль, что об этом никто не знает. Ведь он приходил к нам домой. Пел песни Высоцкого под гитару. «Если друг оказался вдруг, и не друг, и не враг, а так…». А однажды спел песню-сказку: «В заколдованных болотах там кикиморы живут, защекочут до икоты и на дно уволокут. Будь ты пеший, будь ты, конный заграбастают, а уж лешие так по лесу и шастают…. Стр-р-а-а-шно, аж жуть!» словно Бармалей рычал Жорка. Мне было интересно, и смешно и я просил: «Жорка, ну, спой ещё! Ну, последний раз….» канючил я. Но Жорка больше не пел. Никогда не соглашался!
Ближе всех от меня, на сцене, с самой красивой гитарой, стоял Жоркин одноклассник. Я не знал, как его зовут, потому что видел его очень редко и только на переменах. Его пальцы так быстро мелькали по струнам, что их почти не было видно. На сцене стояли ещё два парня с гитарами.
Самым дальним от зрителей находился барабанщик. Он как будто прятался за своими барабанами в глубине сцены. Мне были видны только его ноги в чёрных туфлях и взлетающие над головой руки с зажатыми в них палочками. Ноги барабанщика, по очереди нажимая то на одну, то на другую педаль ходили ходуном. Казалось, что он, сидя на маленьком стуле, танцует в такт громыхающей музыке. И так у него здорово получалось!
Вдруг, музыка резко оборвалась. Раздались аплодисменты. Восхищенные возгласы: «Бис!», «Браво!», «Молодцы!»
Но уже через секунду, плавно зазвучал гитарный перебор. Парень с красной гитарой, медленно подошёл к микрофону и тихо запел ровным, печальным голосом:

– «Жил один парень, и он как я, любил и «Битлз» и «Роллинг Стоунз» – зал притих.
– «Бродил с гитарой, пел песни их, приехал к нам из Америки-и-и!».
Тут, на этой самой ноте, раздалась дробь всех барабанов, и одновременно зазвучали сразу три гитары и ионика!
– «Нетрудно было его понять!» хриплым голосом запел исполнитель, да так громко, что я вздрогнул, а по моей спине пробежал холодок!
– «Тех песен смысл угадать!» продолжал музыкант.
– «Пел он и «Girl» и «Ticket To Rade» и «Lady Jane» и «Yesterday». Он ненавидел войну и смерть, все говорили «Вот молодец!» Вдруг передали письмо ему: «Вернитесь срочно в Америку-у-у!» – угрожающе неслось в зал из громадных черных динамиков!
Многие слова, которые пел музыкант, были мне непонятны и, наверное, поэтому, я не сразу понял, о чём эта песня.
«Да ведь это…, это же про войну во Вьетнаме!», наконец дошло до меня!
А парень всё пел и пел, куплет за куплетом, как будто, рассказывая мне, и зрителям в зале историю, как погиб тот голубоглазый американский солдат, фотографию которого я недавно видел в одном из журналов. В общем, грустная такая песня оказалась. И зачем они там воюют? Жить им не хочется, что ли?
Потом была цыганочка. Только не та, которую мы все знали, а другая, в обработке на современный лад. Такая мелодичная и задорная!
Следующим номером вышла длинноногая девчонка, Наташка. Красивая! Я её давно знал. Она жила в доме напротив наших окон. Наташка пела песню про весну. Песня так и называлась «Первая весна».
– «Знать пришла она-а-а» пела Наташка в микрофон.
– «Ла-ла-ла-ла-а-а» хором подпевали ребята.
– «Первая весна»
– «ла-ла-ла-ла-а-а»
– «Что зовут любовью-ю-ю»
– «Хорошо когда»
– «ла-ла-ла-ла-а-а»
– «Первая весна, остаётся в нас, раз и навсегда»
Звучали ещё и другие песни, мелодии, только на этом концерте, кроме наших старшеклассников никто не выступал. И уже в завершение концерта, под приглушённые звуки музыкального сопровождения, ведущий-конферансье громко и торжественно объявил по имени каждого выступающего.
– «Ритм-гитара – Сергей Анненков!»
– «Бас-гитара – Леонид Михайлов!»
– «Ионика – Георгий Журавлёв!»
– «Ударные инструменты – Сергей Марухин!»
– «Песни исполняла – Наташа Спешилова!»
– «На соло-гитаре играл руководитель группы «Норд Ост» – Виктор Чеботарёв!»
Виктор Чеботарёв! Это у него самая красивая гитара «Торнадо»! Так это он всё придумал?! Здорово!
Каждый из исполнителей поклонился в зрительный зал, а зал ещё долго стоя аплодировал, не желая отпускать музыкантов, и тогда, Виктор Чеботарёв повернулся к музыкантам, слегка заметно кивнул, и разом зазвучали волнующие аккорды той, самой первой мелодии, что была в начале концерта. Под звуки музыки и общие аплодисменты занавес медленно, как бы нехотя закрывался, пряча от зрителей красивых молодых парней с их прекрасными гитарами и наступившую, новую эпоху, эпоху рок музыки в посёлке Эгвекинот. Вот так пришла первая рок-весна на сцену нашего Дома Культуры. Вспомните и впишите в летопись культурных событий имена тех, кто нам её подарил. Они были первыми!
Май месяц, одна тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года.

п. Эгвекинот. 2017 год. Н. Бережной


Последователи музыкантов первой рок группы п. Эгвекинот:
Н. Бережной, А. Сорокин, С. Анненков, В. Малышев
п. Эгвекинот 1973 год

День Победы
Автор
tuzemetc2
Вот сколько раз себе говорил, да что там говорил, чуть ли не клялся: «Никогда молодёжь, не стану ругать! Какими бы они ни были, всё равно дети, всегда лучше своих родителей!» Так природой предназначено. Потому и мир развивается! А иначе – всё бы обратно вернулось. Снова шкуры пришлось бы напяливать, жить в пещерах!
Сидим, как то с другом, у него в комнате, слушаем новый альбом «Beatles». Вчера на пароходе достали. Вроде бы и не громко совсем. Стучатся в дверь. Опять соседка вредная кричит: «Валерка! Выключи своих идиотов! Два часа ночи! Завтра на работу!»
Почему «идиотов»? Потому что поют по-английски? Ну, так вам же нравятся цыганские песни! Можно подумать, вы цыганский язык понимаете! То-то! А потом, и нам утром на работу…. Странные люди, какие то…. Только о себе думают!
Вот когда у меня будут дети, я им любую музыку разрешу слушать. Лишь бы нравилась! И ругать никогда не буду! У них наверняка всё будет по-другому. Всё будет лучше, чем у нас! Ведь их жизнь, это их мир! Значит, и жить будут по-своему.
Нет, никогда не буду ругать молодёжь!
Сорок лет спустя.
Да…, ну и молодёжь пошла! Не понятная….
Обещал ведь, никогда не буду критиковать, а не получается!
Ну что этот Федя Бондарчук? Посмотрите, какие папа картины снимал, а какие сын «лепит». Никакого таланта! А если пристальнее взглянуть на современный кинематограф, на театр, на музыку…. Одни «ремейки»! Сплошные «каверы»! А слова-то какие..., господи! Сказали бы просто, как есть: – ПЛАГИАТ! Украденное, одним словом!
Даже мне обидно. Ревность посетила, что ли? Нет своего ума, нечего наши шедевры на дерьмо переводить!
Ладно. Это, так сказать – ягодки…. Это всё далеко от нас! В ЦРС, значит.
В центральных районах страны: в Москве, в Питере.
А как посмотришь центральные каналы нашего телевидения, а там…, сплошные тусовки, гломур, бомонд, и чего только нет! Звездится, в общем, молодёжь…. Развлекается! Толи с жиру, толи от безделья бесится. Рассказывают друг другу, сколько в их доме одна только дверь стоит. Так я, за эти деньги, мог бы машину, квартиру и ещё домик в деревне с гаражом купить в Подмосковье.
И при этом говорят что: «Честно заработанные…»
Это что же получает, что я, всю свою жизнь нечестно работаю, раз до сих пор пешком хожу!?
А вот ещё тема для обсуждения.
Кто ни будь, из вас видел, как наши пацаны, зимой снежную крепость делают? Или берлогу в сугробе копают? Как со щитом в руках на деревянных мечах сражаются? Или как на обычные санки крылья из фанеры приделывают, чтобы потом с трамплина целых пять метров пролететь? А может быть, кто ни будь в походы ходит? В распадок? На сопку? На водопад? На седьмой километр, на речку форель на удочку половить? Под рамку! На водокачке? Знаете, как это, под рамку? То-то!
 
Сегодня наших деток от компьютера не оторвёшь! Всё теперь у них – виртуальное!
Толи дело мы!
Летом, наши учителя, возили нас на трассу. На сто двенадцатый километр, например. Ставили палатки. Ловили рыбу в ручье на удочки. Варили уху на костре. Собирали грибы, ягоды. Спали в спальных мешках в палатках.
А зимой, на лыжах ходили на старый аэродром. Жили в домике. Топили печку. Спали на нарах. А утром шли домой. Такие походы нас объединяли. В походах мы помогали друг другу. Мальчики девочкам. Девочки – мальчикам. Появлялись общие интересы и всё то, что называется простым, добрым словом ДРУЖБА!
Когда разгоралась печка, и в домике становилось тепло, мы варили, какой ни будь суп из тушенки с картошкой, пили чай с печеньем и конфетами, а потом, каждый занимал себе место на нарах. Нары были на первом этаже и на втором. Кто поменьше, забирался на второй ярус. Устроившись удобней, при свете свечи, под треск дров в печке, затаив дыхание, мы слушали, как Юрий Иванович рассказывал свои истории о Великой Отечественной войне. Юрий Иванович, наш учитель, был разведчиком. Однажды, в одиночку, он взял в плен немецкий танк «Тигр» вместе со всем экипажем!
Правда, Юрий Иванович, особенно не любил рассказывать о войне, соглашался только тогда, если мы его очень просили, а потом, переходил на книги, которые недавно прочитал.
Юрий Иванович был настоящий герой! Он даже принимал участие в военном параде на Красной площади в Москве 9 мая 1945 года. Юрий Иванович был самым хорошим учителем, строгим, но добрым и мы его очень любили. Никогда на нас не кричал. Никогда не жаловался нашим родителям, а наоборот, всегда нас хвалил!
Будучи взрослыми людьми, каждый год 9 мая, мы приходили к Юрию Ивановичу Воробьёву домой, чтобы поздравить его с Днём Победы. Выпить по рюмочке «фронтовых» пятьдесят грамм, полчаса поговорить с ветераном, было для нас обычной нормой поведения, и Юрий Иванович всегда радовался нашему приходу.
Наверное, поэтому, окончив школу, некоторые из нас, никогда не расставались с палаткой и рюкзаком. Мы продолжали покорять вершины сопок. Ходили в походы. Сплавлялись по рекам. Нашими спутником были фотоаппарат, палатка и рюкзак.
Новый год мы встречали в нашем распадке, где однажды построили настоящую, гренландскую иглу. Салют! Шампанское! Горячий, сладкий чай на примусе!
Выходили на лёд залива. Ставили палатку. Ловили крабов. Ночевали в чукотском спальном мешке – кукуле.
А однажды, мы решили водрузить флаг, на самой острой вершине одной из окрестных сопок. Сделали всё так, как было задумано. Утром, 9 мая, в солнечный ясный день, поднялись на вершину сопки, и водрузили наш советский флаг!

Спросите, зачем? Да просто так! В благодарность Юрию Ивановичу! За нашу Победу! За наших ветеранов! Да
чтобы мужиками себя почувствовать!
Может быть, это и есть самая главная причина.
От себя и от имени всех моих друзей, поздравляю вас, дорогие наши ветераны ПОБЕДИТЕЛИ самого страшного и ненавистного зла – фашизма!
Поздравляю весь народ России и всех людей готовых противостоять этой заразе и не допустить её
распространения на нашей планете!
С Днём Победы, дорогие друзья!

9 мая 2015 год.

С Днём Радио!
Автор
tuzemetc2
Это тот самый, случай,
о котором сегодня говорят – человеческий фактор.
Правда, моя история со счастливым концом.
Что называется - Happy end! Счастливое завершение!
Рассказ о том, как ошибка одного человека, могла привести к трагедии.
Но об этом знал только узкий круг специалистов.

«Счастливая» ошибка одного радиста.

«Дежурство сдал»
«Дежурство принял» 14.00
31 декабря 1976 года, cделав запись в журнале я поставил свою подпись.
«С наступающим Новым годом!» на прощание обменялись поздравлениями с коллегой и дружески попрощались. Ведь в следующий раз мы увидимся только в новом, наступившем году.
За стенкой радиобюро, кабинет метеослужбы. С другой стороны, за большим окном – АДП – административно диспетчерский пункт. Сквозь стекло большого окна видно спину сидящего за пультом диспетчера УВД - управления воздушным движением.
Щёлкнула крышка окошка метео и в нём появился бланк погоды, который следовало передать через форточку в нижней части окна диспетчеру. Текст со второго бланка, надо отправить во все ближайшие аэропорты. Фактическое состояние погоды передавалось каждые двадцать минут. В ноль часов, двадцать и сорок минут каждого часа. Передавали так часто, чтобы экипажи могли оценить метеообстановку, а командиры своевременно принять решение для вылета или отмены рейса в тот или иной населённый пункт Чукотки. Кроме сводок фактической погоды, были и другие телеграммы: краткосрочные и долгосрочные прогнозы, техническое состояние аэропорта, сообщения о текущих проблемах предприятия. Телеграммы технического характера. На Ми-4 02322 заменить подредукторную раму. Для 02284 прислать автомат перекоса. Начальнику АТБ срочно прибыть в Анадырь. Ми-4 02317 отправить в Магадан для проведения технического регламента.
Здесь, в радиобюро аэропорта, концентрировался весь поток информации о работе авиационной техники, жизни предприятия, о его коллективе. Работа радиста живая, интересная, увлекательная! Главное – значимая! Оденешь наушники, вслушаешься в эфир, и понимаешь – только от тебя сейчас зависит, вылетит сегодня самолёт или будет ночевать у нас. Потому как никто кроме тебя не сможет принять прогноз погоды по маршруту.
Ещё недавно, в распоряжении радиста были: радиоприёмник, телеграфный ключ и микрофон. Но год назад, в нашем радиобюро установили новенькие телетайпы. Один на приём, другой на передачу. Тот, который для приёма информации, немецкого производства, печатал на рулонной бумаге. Распечаталась телеграмма, оторвал её от рулона, поставил свою подпись и передал получателю: диспетчеру, на метео или в штаб.
Для передачи стоял аппарат другого типа. Распечатка информации, для контроля переданных данных, велась на узенькую бумажную клейкую ленту. Лента наматывалась на металлическую бобину, закреплённую на левой стенке аппарата.
Почти как в кино про революцию, когда Ф.Э. Дзержинский читает на ленточке телеграмму от В.И. Ленина.
Настроение, что ни есть, праздничное!
С самого утра, с небольшими перерывами идёт снег. Белый, пушистый! Лёгкий, совсем невесомый! Огромными снежинками, медленно кружась, он укрывает сопки, дороги, крыши домов. Именно о такой погоде говорят – «Как на Новый год!»
На взлетно-посадочной полосе (ВПП) работает ротор – чистит полосу от снега. Диспетчер, сидя за пультом, читает какой-то свеженький журнал. Сейчас он сделал движение, повернулся к моему окну. Взял бланк с последней погодой, бросил взгляд на короткий текст, и лениво сказал: «Пойду домой. Ничего сегодня не будет. Погода наша! Если вдруг что – звони». Он вышел из-за диспетчерского пульта, накинул кожаную лётную куртку, шапку и ушёл.
Деревянный, двухэтажный, восьми квартирный дом, в котором жили семьи работников аэропорта, находился совсем рядом, буквально в пятидесяти метрах от здания аэровокзала.
Положив на полочку телетайпного аппарата бланк с погодой, я щёлкнул тумблером. Аппарат зажужжал, запел свою механическую мелодию. Пальцы, забегали по клавиатуре, набирая цифровые и буквенные группы знаков, добавляя ритмический рисунок в музыку шелестящих шестерёнок телетайпа.
«Плохо текст видно. Света мало» - промелькнула в моём сознании мысль. А ведь сказали мне, «Надо лампочку подсветки поменять…» Перегорела, накануне. «Ладно, сейчас передам погоду и заменю…»
В дверь радиобюро, заглянул в лохматой, заснеженной шапке Серёга радиотехник. «Пойду домой… Чего сидеть зря…. Всё равно уже ничего не будет….  Если вдруг понадоблюсь – позвони».
Я согласно кивнул. Иди, конечно! Диспетчер ушёл. Радиотехник мне тоже ни к чему. Пусть идут! Это только добавляло мне уверенности, что ещё час, полтора и диспетчер Анадыря отпустит всех нас домой. Пора и к празднику готовиться! Кому охота сидеть допоздна?
А пока полётов нет, один из приёмников, можно настроить на музыкальную волну. Вдруг, новую песню посчастливится услышать и тогда…. О-о! Тогда её можно записать на магнитофон, разобрать на партии и ноты, подобрать на слух, разучить и сыграть на танцах в клубе или даже в ресторане. Иногда нас приглашали в ресторан. На свадьбу или день рождения. Но в большом дефиците были новые песни. Если повезёт! С этими мыслями я надел наушники и стал крутить ручку настройки радиоприёмника.
Приёмники у нас профессиональные! Военные! Ни то что какой ни будь там «WEF» или «Спидола». Таким приёмником и «Голос Америки» и «Радио Свободу» и «ВВС» можно поймать. Недавно Телль-Авив было слышно, причём на русском языке. Правда, передача было не очень приятная. После воя сирены, диктор объявлял, какие районы города могут быть подвергнуты ракетной атаке, и перечислял адреса, где можно укрыться, спрятаться от военной угрозы. «Вот это проблемы у людей…» посочувствовал я жителям Израиля.
Включился и застучал приёмный телетайп. Я подошёл, оторвал появившийся в щели аппарата листок бумаги – бланк, прочитал напечатанный текст и не поверил своим глазам. Сосредоточился. Сконцентрировал внимание и прочитал ещё раз по буквам. Из текста телеграммы следовало, что в 14 часов 42 минуты к нам вылетел самолёт Як-40 с пассажирами на борту.
«Не понял…» искренне удивившись, произнёс вслух я сам себе. Мой взгляд, через оконное стекло, переместился на опустевшее диспетчерское кресло.
Надо звонить!
Володя взял трубку сразу и не очень обрадовался моему сообщению, но эмоций выражать не стал, лишь коротко проговорил «Уже иду».
С Володей нам повезло. Спокойный, даже слегка флегматичный по характеру, он никогда не паниковал. В любой обстановке принимал единственно верное решение. Наверное, диспетчер УВД, таким и должен быть. Уравновешенным. Спокойным. Надёжным. С твёрдым характером.
Я посмотрел в окно. Снег продолжал медленно ложиться на землю. Видимости почти ноль.
«Локатор….», «Серёга!» резанула мысль в моей голове. Звоню Сергею. Не отвечает. Надеваю шапку и бегу.
Серёга – многодетный папа. Двое маленьких детей. В квартире горшки, пелёнки, висящие на верёвках. Некогда подойти к телефону. Или не слышал звонка из-за детского плача. Взглянув на меня, без лишних слов сразу всё понял.
«Летит?»
«Запускай локатор!»
«…!!!»
Бегом возвращаюсь в радиобюро. Ещё на бегу, по крутой железной лестнице, в диспетчерской из динамика слышу требовательный голос командира Як-40:
«Провиант», я борт 87456, время вылета сорок вторая минута, расчётное время прибытия
….. прошу вашу погоду»
Читаю последнюю метеосводку. В ответ тишина. Короткая пауза.
«Прошу техническое состояние аэропорта Шмидт»
«Вас понял. Ждите»
Бегу в радиобюро. Делаю запрос технического состояния Шмидта, и тут же получаю ответ: «Аэропорт Шмидт, прекратил приём воздушных судов всех типов, отсутствием готовности ВПП»
Читаю текст телеграммы на борт.
«Дайте другую погоду!» с настойчивостью в голосе требует командир Як-40.
Иду на метео. «Девочки, Як-40 к нам летит. Просит другую погоду дать…» неуверенно спрашиваю я.
«Какой Як-40?», «Куда летит?», «Как это, другую…?» в растерянности спрашивает синоптик. Подходит к окну, за которым идёт снег. «Какую – другую…? Я не могу…. Я не дам «другую погоду» с испугом и возмущением говорит молоденькая девушка техник-наблюдатель.
Послышались шаги по ступеням лестницы ведущей к нам на второй этаж. Появился спокойный, улыбающийся, вселяющий надежду и уверенность диспетчер.
В окно увидели, как тронулась и начала вращаться антенна обзорного радиолокатора. Объяснил Владимиру обстановку и пошёл к себе в радиобюро.
«Каков молодец!» нахваливал я сам себя. «Чётко сработал!». «Локатор крутится. Диспетчер – на месте». Главное – вовремя успеть! Чувство гордости переполняло меня за такую оперативность!
Из переговоров диспетчера с экипажем, стало понятно, что командир принял решение сажать самолёт в нашем аэропорту. А мог бы и в Анадырь вернуться. Благо, что снег прекратился. Видимость улучшилась.
«Полосу наблюдаю. Шасси выпущены. К посадке готов» доносятся чёткие, отрывистые фразы из диспетчерской.
«Давление 758, тихо, посадку разрешаю»
Через минуту, тишину аэродрома разорвал рев реактивных двигателей, и красавец Як-40 виртуозно прокатившись по рулёжной полосе, выключил двигатели на стояночной площадке.
Опустился трап в задней части самолёта. Пассажиры, как будто с детской горки выкатываясь один за другим с сумками и чемоданам в руках, торопились к зданию аэровокзала.
«Ну, вот» подумал я, глядя на них. «Счастливчики!» А ведь могли бы новогоднюю ночь в Анадырском аэровокзале провести. Вот это командир! Ай да молодец! Не побоялся лететь в такую погоду! Новый год ведь! Людям домой надо! Рисковый мужик!
Вот и сам герой! Высокий, стройный, подтянутый, молодой красавец в новой аэрофлотовской форме с золотыми погонами на плечах.
Поднявшись по металлическим ступеням лестницы, лётчики обычно заходят на метео или в диспетчерскую. Делают отметки в лётных документах. Прибытие, убытие, заправка.
Узнают погоду по маршруту, ветер на высотах, подбирают запасной аэродром. А в это время вспомогательные службы выгружают багаж, почту. Заправляют топливные баки самолёта. Загружают новых пассажиров, и необходимый груз.
Но в этот раз, бравый командир, даже не поздоровавшись, взглянул на меня, и как-то не дружелюбно, даже вызывающе спросил: «Радист?»
Я утвердительно кивнул.
Командир взял меня под руку, и подтолкнул в открытую дверь радиобюро.
«Погоду за 14.20 ты передавал? Где бланк?» жёстким голосом потребовал командир.
При этих словах мне стало как то не по себе. В предчувствии чего-то не хорошего, ещё не совсем понимая, я протянул ему бланк переданной и подписанной мной метеосводки.
Командир посмотрел в текст, многозначительно покивал головой, молча, подошёл к телетайпу, отмотал с бобины контрольную ленту переданной мной телеграммы.
«Иди сюда, смотри! Видишь?» указал на текст на бланке. «Тут написано: «Девять баллов облачности на 600 метров!»  «А ты передал «Три балла на 600….» и с этими словами он ткнул мне в лицо контрольную ленту телетайпа. «Разницу, понимаешь?»
С этими словами командир оторвал часть ленты, где была напечатана моя ошибка.
С бланком погоды и лентой в руке, сверкнув молнией испепеляющего взгляда, командир в ярости хлопнул за собой дверь.
Внутри у меня похолодело. «Так значит…» пронзила меня страшная догадка… «Значит, это я стал причиной «всепогодного» рейса…?» Разницу я, конечно, понимал.
При девяти баллах облачности на высоте шестьсот метров, командир Як-40 не имел права вылетать в наш аэропорт, а при трёх баллах – имел. Вместо фактических «девять» я ошибочно передал «три» балла!
«Косяк» явно мой и теперь мне придётся за него отвечать!
Радость за прибывших пассажиров и гордость за себя тут же сменились растерянностью и смятением. И пока мой мозг с бешенной скоростью анализировал ситуацию и прогнозировал предстоящие последствия, из динамика громкой связи диспетчера, раздался грозный голоса начальника аэропорта: «АДП, дежурного радиста срочно ко мне!»
Диспетчер, сидя на вращающемся кресле, повернулся в пол оборота ко мне: «Слышал? Иди за наградой…» с улыбкой и долей сочувствия проговорил в форточку Володька.
«Провиант», я 87442… вылетел к вам в пятьдесят третью минуту, расчётное время прибытия ….., прошу фактическую погоду»
«Ну вот, второй летит….» - как бы, между прочим, не без ухмылки проговорил диспетчер. Мы оба посмотрели в окно. Снег идти перестал. Показались вершины сопок, и даже стали видны краны морского порта. Значит, жизнь налаживается!
Когда я вышел из кабинета начальника аэропорта, на стоянке уже стоял второй Як-40. Из одного самолёта люди выходили, в другой шли на посадку.
Молодая пара, от радости встречи обнималась, целовалась прямо у здания аэровокзала. Новый год они будут встречать вместе!
«Если бы вы, только знали, кто помог вам устроить эту встречу….» грустно подумал я.
Ведь впереди меня ждут совсем не радостные события.
Служебное расследование. Объяснительные. Неотвратимость наказания.
Конечно, я вполне понимал, что всё это мелочи, в сравнении с тем, во что могла обойтись цена моей ошибки всего в одну неверную цифру.
И всё, из-за какой-то лампочки!
Вот такая она, романтическая профессия радиста.
С праздником! С Днём Радио!

7 мая 2015 год.